Еще о Березовском - Разное - Темы - Публикации - Омск Политический

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Понедельник, 13.07.2020, 11:58
Начало » Статьи » Темы » Разное

Еще о Березовском
Вячеслав Измайлов: Как о бизнесмене я ничего не могу о нем сказать, но как о человеке, который имел какое-то отношение к освобождению заложников, сказать должен
26.03.2013

О Борисе Березовском, умершем в прошлую субботу на своей вилле под Лондоном, сейчас говорят как о демоне. То, чего мы не понимаем, мы, как правило, демонизируем. Так, видимо, легче. А потом, создав себе страшный образ, сами начинаем бояться.
Как о бизнесмене я ничего не могу о нем сказать, но как о человеке, который имел какое-то отношение к освобождению заложников, сказать должен.

Освобождение пензенских омоновцев


14 декабря 1996 года в селе Герзель на административной границе Чечни и Дагестана людьми Салмана Радуева посредством шантажа и обмана был захвачен блокпост, состоящий из 22 пензенских омоновцев. Это был период, когда действовали подписанные А. Масхадовым и тогдашним секретарем Совета безопасности России А. Лебедем хасавюртовские соглашения. Остатки российских войск еще находились в Грозном, на Ханкале, и должны были выйти из Чечни до 31 декабря. За два месяца до этого была заключена договоренность об обмене «всех на всех», то есть должны были обменять всех плененных боевиками военнослужащих и захваченных гражданских лиц на задержанных боевиков.

Обменяли более тридцати пленных россиян на пятерых «ичкерийцев». Почему только пятерых? Потому что остальные были забиты до смерти или расстреляны. Российских пленных и заложников тоже было гораздо больше тридцати. Однако некоторые из них умерли от голода и болезней в ичкерийских лагерях для пленных, кого-то расстреляли, кого-то оставили пасти овец или восстанавливать разрушенные дома, а кто-то перешел на сторону боевиков.

Вообще обмен «всех на всех» тогда по вине обеих сторон не получился.

Захват пензенских омоновцев был возмущенно воспринят не только российской стороной, но и некоторыми ичкерийцами. Масхадов, подписавший хасавюртовские соглашения с Лебедем, приказал вернуть захваченных омоновцев. Но каждый полевой командир мнил себя Наполеоном и фактически не подчинялся Масхадову.

Омоновцев через 4 дня все-таки удалось освободить, но радуевцы оставили у себя их оружие и потребовали освободить из тюрем нескольких уголовников, которые никакого отношения к участию в боевых действиях в Чечне не имели. Им было это обещано и, в конце концов, исполнено. Воевать тогда было фактически некому, да и вести переговоры с боевиками и спорить за людей тоже, в сущности, было некому. И именно Борис Березовский это сделал, как умел. Иначе милиционеры погибли бы. Их радуевцы уже разделили, пообещав расстрелять тех, кто носил на шее православный крестик.

Роман Перевезенцев и Вячеслав Тибелиус

Тогда же, в декабре 1996 года, чеченские бандиты захватили в заложники корреспондента ОРТ Романа Перевезенцева и его оператора Вячеслава Тибелиуса. Они вели репортажи о выводе войск. В этот период Перевезенцев и Тибелиус были самыми востребованными российскими тележурналистами.
В их похищении принимали участие не просто бандиты, а те так называемые полевые командиры, которые входили в близкий круг ичкерийского руководства.

Офицеры, которые входили в группу розыска Комиссии по освобождению заложников при президенте России, не располагали никакими ресурсами, полномочия их были ограничены. Руководством перед ними была поставлена задача заниматься освобождением военнослужащих. За освобождение гражданских лиц никто ни с кого не спрашивал.

Если бы тогда Борис Березовский, будучи замсекретаря Совета безопасности России, по личной инициативе не нашел бы контактов с боевиками, журналисты, скорее всего, погибли в ичкерийском плену. Кроме своих родных, они больше никому не были нужны.

Группа Елены Масюк с НТВ. Ильяс Богатырев и Владислав Черняев с ОРТ


В мае 1997 года были похищены работавшая тогда корреспондентом на телеканале НТВ Елена Масюк и двое ее коллег, а через месяц боевики захватили в заложники корреспондентов ОРТ Ильяса Богатырева и Владислава Черняева.

Елене Масюк и ее группе охрану предлагал Басаев, но Елена отказалась, так как считала, что журналист не может общаться с людьми под охраной.

ОРТшники Богатырев и Черняев имели охранника. Но это была смешная охрана: они должны были каждое утро заезжать за своим охранником, который жил в центре Грозного, в нескольких километрах от того места, где ночевали они сами, а после работы — везти его домой. Вот так однажды утром они приехали за своим охранником, которого выделил им, как мне помнится, министр внутренних дел Ичкерии Казбек Махашев, и пока охранник выходил к ним, вооруженные бандиты захватили их, сделав заложниками.
Не буду говорить, в каких условиях содержали захваченных журналистов.

Причастны к их похищению были замминистра внутренних дел Ичкерии Нурди Бажиев и командир бригады спецназа при президенте Ичкерии Масхадове Али Итаев.

Когда Масхадов узнал, кто похитил журналистов, приказал их вернуть. Похитители на это ответили: «Заплати, и мы вернем».
Посреднические функции при переговорах выполнял владелец компании, осуществляющей телефонную связь в Ичкерии, Салавди Абдразаков (он также имел документы на фамилию Халилов).
На деньги, выданные Борисом Березовским, Богатырев и Черняев были освобождены в августе 1997 года. Через некоторое время на деньги другого олигарха, владельца НТВ Гусинского ($ 2,5 млн), были освобождены Елена Масюк и ее группа.

Миллионы долларов ушли Нурди Бажиеву и Али Итаеву, но грязные деньги не принесли им счастья. Нурди Бажиев был убит Али Итаевым, а через год убили и самого Итаева. Салавди Абдразаков через 2 года был захвачен сотрудниками Главного управления по борьбе с организованной преступностью и, отсидев несколько лет, вышел на свободу. Сейчас он занимается бизнесом в Чечне и… Москве.

Те три года, с 1997 по 1999-й, Ичкерия фактически жила отдельно от России. В 1998 и 1999 годах Борис Березовский никак не мог влиять на освобождение заложников, не мог влиять даже на освобождение задержанных российским МВД посредников Масхадова.

Никогда ни Басаев, ни Радуев не были в здании ЛогоВАЗа, зато я был свидетелем такой сцены в марте 1998 года: на инаугурацию президента Ингушетии Руслана Аушева приехали руководители Дагестана Магомедов, командующий Северо-Кавказским военным округом генерал полковник Казанцев, через два года ставший Героем России, и другие высокопоставленные чиновники. Делегацию с ичкерийской стороны представляли находящийся в розыске Шамиль Басаев и муфтий Ичкерии Ахмат-Хаджи Кадыров. А в это время руководители ФСБ Ингушетии Грибов и Лебединский находились в заложниках в Ичкерии.

Их удалось освободить примерно через полгода. Главную роль в их освобождении сыграло руководство ФСБ Северной Осетии. Правда, за освобождение пришлось заплатить валютой, автомобилями и другими ценностями. Характерную фразу мне тогда сказал один из офицеров ФСБ: «Мы сначала освободим наших, а потом займемся остальными». Только некоторые из «остальных» так и не дождались своей очереди: одних расстреляли, другим отрезали головы, третьих заморозили, как во время Великой Отечественной войны фашисты — генерала Карбышева.

Так что спасибо Борису Березовскому за спасенные человеческие жизни.

А про его бизнес я по-прежнему ничего не знаю.

Вячеслав Измайлов
военный обозреватель
Источник: http://www.novayagazeta.ru/columns/57390.html
Категория: Разное | Добавил: bordo60 (26.03.2013) | Автор: Вячеслав Измайлов
Просмотров: 2958 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar