Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Четверг, 08.12.2016, 21:06
Начало » Статьи » Темы » Разное

Они пришли, чтобы исправить мир
Рассказ об единственном в мире драматическом театре, где играют дети с синдромом Дауна

Дар простодушия

Не все еще потеряно в моей жизни, раз меня обнял будущий маленький принц. Это случилось, когда я совершил восхождение на пятый этаж со служебного входа театра куклы, актера и маски «Арлекин», где проводит свои репетиции студия «Параллельный мир», которую он приютил. Пока разговаривал с ее руководителями – супругами Олегом и Ларисой Чичко, ко мне подошел из глубины комнаты маленький белобрысый мальчик в очках, и мы обнялись, как давно знакомые. Так у них, в этом их мире принято: первый, поставленный в нем спектакль – по сказке Джона Роу три года назад - назывался «Обнимите меня, пожалуйста».

- Идея создать такой театр - рассказывает Лариса – родилась в сообществе Даун Синдром Омск – Этот сайт объединяет родителей, чьи дети – с особенностями развития. Они обратились в ТЮЗ, где мы работаем с мужем. Тогдашний его директор Валентина Соколова спросила: «Возьметесь?». Мы оба актеры, режиссерского опыта у нас не было, но есть преподавательский: я вела занятия со студентами по технике речи, Олег – по актерскому мастерству. Интересно было попробовать, но сомневались: потянем ли? Ни я, ни он раньше с такими людьми не общались.

Посмотрели в интернете: подобные театры есть и в России, и за рубежом, но они почти все – пластические. Драматический только один – в Москве: знаменитый «Театр Простодушных» Неупокоева, но актеры в нем – люди взрослые в основном, и подростки старше 14 лет, а чтоб дети с синдромом Дауна произносили на сцене тексты и разыгрывали художественный сюжет – такого нигде еще не было.

Чтоб понять природу этой болезни, перелопатили, говорит Лариса, «весь интернет»: выдает он километры разноречивых сведений. Оказалось, что у российских медиков представления о ней намного страшней, чем у их коллег в Европе или Америке. Те и вовсе считают синдром Дауна не болезнью, а генетическим отклонением. По их представлениям, люди с лишней хромосомой не уступают «людям нормы» ни в чем: они только развиваются медленней (хотя можно этот процесс ускорить), а предела их развитию нет – над ними нет потолка, что уже доказано многими примерами (ниже о них будет сказано). Их еще называют там, на Западе «детьми солнца», «детьми дождя», «инопланетянами».

«Да, они живут в своем мире, при этом они все разные, как и мы. Кто решили, что наш мир – нормальный, а их - неправильный? Мне вот кажется порой, что наоборот». Нашим миром правят недоступные им понятия – не слова, с трудом ими выговариваемые, а цифры (из которых главная – цена барреля), в нашем мире, по сообщениям информагентств, почти каждый день из-за денег больших и маленьких (иногда 50-100 рублей) убивают людей. И когда эти «маленькие принцы» соприкасаются с ним, они ходят по его небу, не замечая его низменностей – они их просто не могут понять.

- В них нет подлости, интриганства, тщеславия, что почти всегда бывает в профессиональных театрах. Как говорят: если хочешь поссорить двух подруг, поставь их на одну роль. А в них этого нет: они играют, как дети, по-настоящему, независимо от возраста – ведь у нас есть ребята и старше 25 лет, они тоже, как дети, живут в своей роли, не заморачиваясь этими взрослыми комплексами – кто талантливей из них, умней, кто главней? Входя в роль, они перестают быть собой. Вот Олег недавно на репетиции окликнул Карину по имени, и она удивилась: - Я не Карина - А кто ты? – Я – ежик. Никаким профессионалам их не переиграть, но им есть чему поучиться у наших ребят – их такой вот увлеченности до самозабвения, вере в то, что они делают на сцене…Если б все профессионалы умели это, цены бы им не было.

Они могут больше, чем мы

В «Параллельном мире» 14 актеров: большинство из них – дети от 7 до 14 лет, остальные пятеро могут сгодиться им в родители – от 26, самому старшему Алеександру Комбалину – 30. Для обычного театра такое смешение возрастов, говорит Лариса – соединение несоединимого, а для этого оно органично: они как семья. Иногда старшие могут покомандовать младшими, но больше шутя: никакого чувства превосходства, никакой зависти – они радуются успехам друг друга, и так же дружно сопереживают, когда кто-то из них огорчен. «Как-то на репетиции Арина чем-то расстроилась, отвернулась к окну. Они подошли, встали рядом, но не группой, а деликатно, вразброс. Не дотрагивались до нее, не пытались утешить словами, простоя молча стояли, говоря как бы: «Мы с тобой». И смотрю: повернулась Арина к ним, улыбается, гладит мальчика по носу пальчикам: все хорошо. Так бывает и когда падает духом преподаватель. Подойдут, постоят рядышком, отойдут, и становится легче: такие они у нас экстрасенсы – человека, его настроение чувствуют за километр».

На постановку первой пьесы ушло около полугода. Никаких особенных методик найти в интернете не удалось: пришлось, рассказывает Лариса, действовать методом тыка – самим придумывать упражнения. На помощь руководителям студии пришла балерина Омского музыкального театра Елена Шарова, занявшаяся с будущими актерами пластикой, но самое трудное было – поставить им речь. Люди с синдромом Дауна плохо говорят не потому что «не понимают русского языка», как многие думают, а потому что у них так устроен речевой аппарат – слишком маленькая ротовая полость, мышцы рта – в гипотонусе, и вылечить это никакой постановщик речи не сможет, но можно добиться того, чтоб она стала разборчивей.

В отличие от студентов театральных вузов, которые заниматься речью не любят и часто пропускают эти занятия, актеры «Параллельного мира», рассказывает Лариса, приходят на них всегда и сильно расстраиваются, когда по каким-то причинам они отменяются. Они хотят научиться разговаривать как те актеры, которых они видят в кино, хотят играть на сцене «по-настоящему» (не подозревая, что делают это хотя и не так искусно, но в сто раз /гораздо/ естественней, чем многие кино и телезвезды, которыми они по-детски восхищены). И их неистовое упорство дает результат: вот Саша Комбалин, например, говорит вполне внятно. В спектакле «Наш мир» читает сонет Вийона «О, женщина – услада из услад». Когда начал его разучивать, дедушка Саши был уверен, что ничего не получится: он не запоминает стихи. До 28 лет не запоминал, а теперь – не забывает (он прожил это стихотворение в жестах, которые Олег и Лариса подобрали к непонятным словам), и сколько б раз не выходил с ним на сцену – оно свободно льется из его уст. Саша занят во всех спектаклях, и в большинстве играет в главных ролях.

Многие даунята /дети/ в «Параллельном мире» обретают дар речи. Вот недавно бабушка 8-летнего Андрюши принеслась в студию окрыленная: «Заговорил!». Мальчик, до того молчавший, как партизан, сказал сразу целую фразу из пьесы, которую только начали репетировать.

Коля Смирнов, приходя на занятия, около полугода занимал любимое место – под столом, где время от времени издавал нечленораздельные звуки вроде рычания или гавканья. В школу он не ходит – обучается на дому: ни учительница, ни домочадцы не могли заставить его учиться читать. Буквы Колю не интересовали, а тут вдруг сам взялся за букварь, понаблюдав за ребятами – они за столом читали пьесу по ролям. Сейчас Коля играет в нескольких спектаклях. 17 апреля с.г. на всероссийской «Театральной весне» в Тюмени получил специальный приз за лучший сценический трюк в спектакле «Наш мир». Есть видео на странице тетра В контакте, посмотрите: это – фантастика - 3,5 минуты непрерывного круженья на диске, «волчок» (так называется номер) то приземляется, то вытягивается струной, раскручиваясь в такт музыке – у исполнителя абсолютное чувство ритма и невероятный вестибулярный аппарат: сойдя с диска, как ни в чем не бывало, кивает с улыбкой восторженному залу, даже и не пошатываясь.

Они, говорит Лариса Чичко, могут делать много такого, что недоступно «нормальному» актеру: у них очень сильная визуальная память и мышечная. Женя Бирюков, например, делал номер такой номер: проходил всем телом через теннисную ракетку без сетки. «Как-то на репетиции не оказалось ее под рукой, и я сказала ему: - Женя, давай без ракетки. И поразилась: он все сделал так, как будто она была у него в руках. И воображаемый мячик держал в ладони как настоящий. В теории актерского мастерства это один из труднейших разделов – «память физического действия».

Преображения

Спектакль «Наш мир» по сценарию Олега Чичко, где почти все студийцы выступают с сольными номерами, получил в Тюмени диплом лауреата I степени. Это был «Первый всероссийский конкурс чтецов и театрального искусства», где состязались коллективы из 11 городов - в подавляющем большинстве «нормальные», особенных среди них было только два.

После этого успеха омская мэрия выделила «Параллельному миру» грант в 100 тысяч рублей – первая матпомощь театру от органов власти. А спонсоров довольно много – это родители всех 14 человек, других благотворителей нет. Они же костюмеры, реквизиторы, декораторы. гримеры, администраторы. ..Режиссеры – супруги Чичко, хореограф Елена Шарова работают без зарплат. Поездки на конкурсы, фестивали оплачивают сами. Ответа на вопрос, который задают им все «зачем им это надо?» они не знают. Но ясно, что бросить все это уже нельзя: как сказано в «Маленьком принце», «мы в ответе за тех, кого приручили». Еще спасибо театру «Арлекин», который предоставил бесплатно и место для репетиций, и сценическую площадку.

Они все, говорит Лариса Чичко, приходят сюда «в позе кучера» - с опущенной головой, опущенными плечами, замкнутыми в себе, потому что общество относится к ним недружелюбно, мягко говоря, и они это остро чувствуют. Если же без околичностей, то наше общество, может, и не в большинстве своем, но в большой части «гопническое»: терпеть не может тех, кто не похож на него. «Их с детства дразнят на улице, во дворе, на них косятся, в них тычут пальцем… А в театре они преображаются – ходят с гордо поднятой головой, поднимают глаза, смотрят прямо, это сказывается и на отношении к ним окружающих».

И сейчас, говорят родители, в них довольно часто пальцами тычут, но они уже это в голову не берут: ну неумные люди – что с них возьмешь. Когда тебе аплодирует стоя огромный зал, как на фестивале в Бресте, где все 1200 мест были заняты, появляется здоровая уверенность в себе.

Папа 7-летнего Миши Дрюченко рассказывает: - Раньше часто случалось: выходим гулять – он уже через пять минут домой просится: заметил чью – то усмешку, недобрый взгляд. А теперь у него появились и друзья во дворе, играет с ними, ходит в детский сад с обычными детьми.

Бабушка Андрея Левина, ему 14 лет: - Он пришел в студию 3 года назад, всех и всего пугался. Олег Васильевич подходил сзади, брал его за руку и водил по залу: так он «приручает» всех детей, которые приходят сюда. А теперь я не представляю, как бы мы жили без этого театра. Андрюшка дома разыгрывает все роли, и не один спектакль, а все пять. И не только свои роли, но и других ребят. Они все запоминают, что происходит на репетиции, все впитывают: сейчас любой из них, если скажут, сможет сыграть любую из этих ролей.

Еще одно отличие «Параллельного мира» от «Театра простодушных» в том, что там главный режиссер Игорь Неупокоев во время спектакля находится на сцене и как бы дирижирует им. А здесь актеры обходятся без дирижера.

Мама Кристины Бендер (ей 14 лет): - Она очень боялась людей: на улицу выходила, только за ручку с мамой. И первое время, когда пришли в студию, на сцене выступать не могла: выйдет – увидит, что в зале кто-то сидит – отворачивается и убегает. Но с помощью преподавателей преодолели мы этот страх: уже несколько спектаклей отыграла на публике, и все прошли на ура.

Родители здесь открыли у своих детей такие способности, о которых и подозревать не могли. И самое главное, поняли, что предела их совершенству нет.

Дауны мира

Супруги Чичко уверены, что у этих людей на Земле особая миссия – они просветляют мир, приходят в него, чтоб он стал добрей, бескорыстней. Такие предположения подтверждает статистика. В нацистской Германии для «очищения расы» их поголовно уничтожали, но после войны они стали рождаться во много раз чаще. В последние 20 лет количество их появлений на свет во всем мире, и в России в том числе, увеличилось втрое. Это оттого, говорит Лариса, что общество наше больно – агрессивно, охвачено бессмысленным потребительством, а эти люди помогают ему обрести новый смысл.

По данным благотворительного фонда Даунсайд Ап, таких детей в нашей стране ежегодно рождается 2500 и около девяти десятых семей отказываются от ребенка с синдромом Дауна в родильном доме, часто – по рекомендации медперсонала. В последнее время, правда, ситуация стала меняться к лучшему, благодаря в том числе и просветительской деятельности фонда, но все равно отказов еще очень много (для сравнения, в Скандинавии не зафиксировано ни одного такого случая, в США – сотни семей стоят в очереди на усыновление этих детей).

Не побежден еще в российском обществе предрассудок, что синдром Дауна неизлечим, что люди, страдающие им, необучаемы, обречены на пожизненную умственную отсталость. В мире бессчетное число примеров, опровергающих этот миф. Есть они и в России – те же актеры театра Неупокоева: Сергей Макаров за роль в фильме «Старухи» на фестивале «Кинотавр» получил главный приз – «Золотую Розу», лауреат фестиваля «Сталкер», Мария Нефедова сыграла главную роль в фильме «Дитя», Виктор Бодунов снялся в фильме «Русалка» и вместе с Викой Каразеевой, актрисой того же театра, принял участие в спектакле, поставленном Кириллом Серебрянниковым, Елена Серна – солистка оркестра “Диссимилис арт-центр Россия”, участница арт-проектов в Москве, Берлине, Нью-Йорке, Владимир Саноцкий снялся в фильме «Ангел», сыграл в премьере «Гоголь-центра» «Гамлет» Давида Бобе и получил золотую медаль по плаванию на специальных Олимпийских играх в Голландии…

Перечислять людей, добившихся с этим синдромом блестящих успехов в Европе и Америке, можно долго. Вот несколько примеров -- тех, кто преуспел в разных сферах: актриса Джейми Брюэр, известная по сериалу "Американская история ужасов", она же художница, писательница и модель – появилась на подиуме в рамках Mercedes-Benz Fashion Week в Нью-Йорке, Паула Саж за роль в британском фильме "После жизни" получила национальную шотландскую награду BAFTA в категории "Лучший дебют в кино", а также премией за лучшую женскую роль на международном кинофестивале в Братиславе. Профессионально играет в нетбол и кроме того успешный адвокат - оказывает юридическую поддержку двум международным фондам — Ann Craft и Mancap. Карен Гафни – золотая медалистка параолимпийских игр, почетный доктор Университета Портленда, руководит благотворительным фондом, помогающим детям с ограниченными возможностями. Паскаль Дюкенн за роль в драме "День восьмой" награжден Серебряной премией каннского кинофестиваля,

Рональд Дженкинс – музыкант, композитор, которого множество ценителей электронной музыки в мире считают гением.

Пабло Пинеда – обладатель «Серебряной раковины» кинофестиваля в Сан-Себастьяне за лучшую мужскую роль в испанском фильме «Я тоже». Работает в муниципалитете, а также преподает в университете (имеет диплом бакалавра искусств и диплом в области педагогической психологии). Вот что он сказал в интервью немецкой газете Die Welt: «Родители с «иными» детьми улучшаются как родители, они становятся более толерантными и солидарными...Мы выбираем только лучшее, но если все будут одинаковыми, мы значительно обеднеем. Цветы все разные и все красивые. Стремление к социальной гомогенизации – болезнь общества. Если все одинаково думают, все похожи друг на друга – тогда это фашизм»…

«Мастерская глупостей»

Репетиция начинается с разминки. Проводит ее хореограф Елена Шарова.
- Пол! – все приседают. – Потолок! – выпрыгивают и руки вверх. – Потолок! – приседает педагог, и дети, глядя на нее, тоже, но тех. кто постарше, не проведешь: они стоят с поднятыми руками. Семилетнему Мишке все это вскоре надоедает, и он начинает прикалываться. – Пол! – оборачивается, и, расплываясь в улыбке, ручкой указывает на меня. – Потолок! – и снова тычет пальчиком в мою сторону.

Специалисты говорят, что у даунят – особенное, тонкое, не всегда понятное «нормальным людям» чувство юмора, в чем я теперь не сомневаюсь. Мне предстоит еще разгадать смысл мишкиной импровизации (возможно, он такой: все они, люди взрослые – и пол, и потолок, два в одном, и нету принципиальной разницы между полом и потолком).

Сегодня репетируют «Мастерскую глупостей». Это пьеса новосибирских авторов Максима Туханина и Георгия Селегея – о том, как в некоем королевстве, откуда из-за скуки сбегает принц, власть захватывает первый министр, который с целью улучшения общественной нравственности устанавливает ряд запретов: поданным страны запрещается видеть сны, петь веселые песни, есть конфеты, отмечать дни рождения, Новый год и т.д. (ситуация актуальна для Новосибирска, где православные активисты тоже пытаются многое запретить). Все эти запретительные меры предпринимаются им для того, чтобы никто и ничто не помешали ему жениться на принцессе. Ее спасают «мастера глупостей», которым с помощью толкований этих запретов, абсурдных, как и они сами (тут вспоминаются лозунги на «монстрациях») и других манипуляций сознанием самозванца удается их отменить и лишить его королевского титула.

Кристина – принцесса Сюзанна недоступно прекрасна, мастер глупостей Джим (Саша Комбарин) ироничен и деликатен, первый министр (Женя Бирюков), развалясь, весь в сладких грезах о будущем браке – скрестив ноги, курит сигару (эту сигару, говорит режиссер, Женя придумал сам). Все абсолютно достоверны в своих ролях.

«Как-то ехали в автобусе со спектакля – вспоминает Лариса Чичко – и Женя разоткровенничался: - У людей семьи, дети, а у меня этого никогда не будет – у меня это только во сне». На самом деле все они – от мира сего.

На краудфандинге – «Маленький принц». Этот фильм должен выйти. Знаковый фильм.

Четыре года назад, в то время, когда они раздумывали, браться ли им за это невообразимое дело – театр особенных детей, Олег Чичко увидел на улице мальчика с синдромом Дауна : он нес в руках цветочный горшок, котором росла роза. «Тогда - говорит Лариса – сомнения отпали: это был знак - нам надо заняться такими детьми». Тогда же он понял, что должен поставить с ними «Маленького принца» («картинка эта все время была у него в голове»). Но он задумал его не как спектакль, а как фильм. Тот мальчик больше не встретился, но появился в театре другой, который мог бы сыграть эту роль. «Тогда Олег написал сценарий, сделал раскадровку». Дело за малым – на постановку необходимо, как минимум, 350 тысяч рублей (аренда видеооборудования для съемки и монтажа, студии звукозаписи). Идею выставили на крауфандинг – сайт, где предлагаемые проекты инвестируют его пользователи, то есть собирается с миру по нитке.

Фильм должен выйти к Международному дню толерантности (16 ноября), но денег собрано пока маловато: внесли их сами супруги Чичко, их сын, его друг, дочь бывшего однокурсника, и еще две девушки из студии «Табия», создавшие к дню толерантности годом ранее в буквальном смысле эпохальную галерею портретов актеров театра «Параллельный мир». Определили их фотохудожницы Инна Назарова и Юлия Огородникова в эпоху барокко – Голландию 17 века. Но лица у наших героев выглядят более просветленными и благородными, чем у настоящих голландцев, которые висят в Эрмитаже. Тем бюргерам, погруженным в обыденность до этих аристократов духа еще, кажется, расти и расти. Впрочем, судите сами.

Репетиция окончена. Стоя у дверей, говорю всем «спасибо» и «до свидания». Из глубины комнаты машет мне на прощание будущий маленький принц Коля Полещук. Таких улыбок в этом мире я не видал: так могут улыбаться только солнечные зайчики.

Георгий Бородянский
Источник: http://www.novayagazeta.ru/arts/73151.html
Категория: Разное | Добавил: bordo60 (04.05.2016) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 349 | Рейтинг: 5.0/2

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar