Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Понедельник, 20.11.2017, 10:52
Начало » Статьи » Темы » Беспредел

Стандарты смертельной медпомощи
Омские журналисты опубликовали второе открытое письмо о смерти коллеги: «Умер Иголкин? Сам виноват – не надо было лечиться!»

Омские журналисты не верят в объективность комиссии облминздрава, проводившей проверку причин скоропостижной кончины их коллеги Владимира Иголкина. О недоверии чиновникам ведомства они заявили в открытом письме, опубликованном 4 сентября с.г. в еженедельнике «Коммерческие вести» и на ряде сайтов под заголовком «Умер Иголкин? Сам виноват – не надо было лечиться!». Подписались под этим письмом 70 журналистов и целиком 6 коллективов редакций областных и муниципальных газет.

Напомним, скончался многолетний редактор «Омского вестника» на 58 году жизни вовсе не от того, от чего лечили его в клиническом медико-хирургический центре и в областной клинической больнице. Как сказано в справке о смерти, случилась она вследствие «острой сердечная недостаточности, хронической ишемической болезни сердца», на которое журналист никогда, по словам людей, близко знавших его, не жаловался.

Обратился он в КМХЦ с диагнозом «искривление пальца» и был госпитализирован по рекомендации его врачей для проведения плановой операции. Прооперировали его 15-го апреля, а через две недели с незажившей раной выписали домой. 1-го мая она разошлась. Его супруга позвонила в Центр, ей посоветовали «приехать по окончании майских праздников». 6-го мая, , превозмогая боль, Владимир Юрьевич добрался до клиники, но в госпитализации ему отказали, снова приехал на следующий день – определили в отделение гнойной хирургии. Там ему сделали операцию еще раз, но улучшения самочувствия не последовало. Тогда направили его на ультра-звуковое исследование, но врач, который занимается УЗИ, оказался в отпуске – больному предложили найти самостоятельно место, где можно его пройти.

В постановлении правительства Омской области «О территориальной программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи…» (12 декабря 2012 г.) сказано, что «при отсутствии возможности проведения диагностических исследований больному, находящемуся в стационаре, должен быть предоставлен транспорт, в поездке должен его сопровождать медработник». Номер газеты, где этот документ вышел в свет, готовил к выпуску Владимир Иголкин, проверивший на собственном горьком опыте разницу между словом власти и делом. Никто, естественно, не предоставил ему, передвигавшемуся на костылях, ни транспорта, ни сопровождения.

Вызвав такси, доехал до частной больницы, но в ней, как выяснилось, на прием надо записываться за две недели. Пришлось, опять своими силами, возвращаться в КМХЦ.

Друзья журналиста сумели договориться о помещении его в областную клиническую больницу. 15 мая Владимира выписали из Центра - не с переводом туда, где ему предстояла срочная операция, а отправили его снова, как «здорового», своим ходом домой. На следующий день в критическом состоянии приехал в ОКБ на такси. Там 22 мая его прооперировали в третий раз, а 23 он скончался.

В предыдущем открытом письме - министру здравоохранения области, под которым поставили подписи более сотни представителей СМИ (Новая, «Погиб от искривления пальца?», 5 июня 2013.г.) чиновнику был задан вопрос: «Если Иголкин действительно страдал болезнями сердца, почему медики не объяснили ему степень риска при хирургическом вмешательстве?». Спросили журналисты также, почему дважды после ухудшения состояния больного отправляли домой, почему УЗИ назначено было ему после двух операций, очевидно, неудачных, а не до них, как оценивает министерство работу Центра в дни майских праздников т.д.

В ответ глава облминздрава Андрей Стороженко распорядился создать комиссию по проверке качества лечения и обстоятельств смерти Владимира Иголкина, пообещав, что «нарушениям в случае их выявления будет дана беспристрастная оценка».

О результатах проверки министр сообщил вдове журналиста Татьяне Иголкиной: «При оказании медицинской помощи Вашему супругу были допущены организационные дефекты». К ним относятся «нарушения при формулировке диагноза», «не проведение консилиума», «нарушение преемственности при выписке» (имеется в виду то, что больного из Центра отправили вместо областной клинической больницы домой) а также «не соблюдение норм этики и деонтологии». В целом же, делает вывод министр, лечение проходило «в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи».

Медики, допустившие «отдельные дефекты» наказаны: зам главного врача по хирургической части КМХЦ предупрежден о неполном служебном соответствии, зав. отделением гнойной хирургии и лечащему врачу объявлены выговоры, врачам приемного отделения и ортопеду – замечания.

А руководитель Центра Вадим Бережной ни дисциплинарной, ни какой-то иной ответственности за «дефекты», обнаруженные комиссией, не понес. Указала она лишь на то, что ему следует «усилить контроль». На него придется главврачу выкраивать время, это будет, наверное, нелегко при объемах общественных работ, которые он ведет: Бережной – депутат Законодательного собрания, заместитель секретаря Омского исполкома «Единой России», руководитель региональной приемной ее лидера Д.А.Медведева.

Журналисты «Омской правды» признались во втором открытом письме, что пошли на «сделку» с КМХЦ: когда туда определили Иголкина, пообещали В. Бережному за особое внимание к больному напечатать о возглавляемом им медучреждении положительную статью. «Публикация задержалась по ряду причин. Главный врач позвонил в газету, поинтересовался: из-за чего задержка», и вскоре «договорная» статья появилась на страницах «ОП». После выхода ее в свет г-н Бережной, вероятно, из-за чрезмерной занятости позабыл о своих обязательствах, и когда Владимир Иголкин ушел из жизни, оказался «не в курсе дела».

Проверку хода лечения провело и Омское управление Росздравнадзора, чьи выводы с комиссией облминздрава существенно разошлись. Оно официально ответило вдове журналиста: «Невыполнение ультразвукового исследования периферических сосудов, предусмотренного стандартом обследования при остеомиелите не позволило установить правильный диагноз атеросклеротического поражения сосудов нижних конечностей».

Стало быть, «стандарт оказания медпомощи» все-таки был нарушен. Как минимум, дважды: при не проведении УЗИ и не предоставлении транспорта для обследования в другом медучреждении. «Омскздравнадзор» также установил, что больному «не обосновано было отказано в госпитализации при обращении 6 мая 2013 г. из-за развития и прогрессирования раневых осложнений со стороны операционной раны».

Проводит проверку и Следственное управление СК РФ по Омской области, которое на днях сообщило, что комиссионная экспертиза обстоятельств смерти Владимира Иголкина еще не завершена, хотя прошло 3 месяца. Журналисты надеются, что раз так долго длится она, то будет проведена основательно.

«Все проверяющие – пишут авторы письма – говорили нам не под запись: если бы не начал он лечить ногу, то еще бы несколько лет, как минимум, благополучно бы прохромал».

Георгий Бородянский
Источник: http://www.novayagazeta.ru/news/101401.html
Категория: Беспредел | Добавил: bordo60 (04.09.2013) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 900 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar