Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Среда, 22.11.2017, 19:33
Начало » Статьи » Темы » Беспредел

Потустороннее правосудие
Омский гарнизонный военный суд отказал семье ветерана боевых действий в Чечне в праве на свое жилье и средства к существованию

Процесс, прошедший в Омском гарнизонном суде по иску прапорщика Александра Простокишина к руководству войсковой части 26 62, продемонстрировал огромную силу российских внутренних войск. В данном случае – юридическую. У бывшего командира этой в/ч подполковника А. .А. Бунина она, как выяснилось так велика, что в споре с ним оказалась бессильной даже Главная военная прокуратура.

Последняя, как мы сообщали ранее, проверив факты, изложенные в материале «Потусторонняя часть» (Новая, 3 октября 2012 г.) пришла к выводу, что приказ командующего Сибирского округа ВВ МВД РФ об увольнении Простокишина от 26 мая 2006 г. подлежит отмене, как не законный, и прапорщик должен быть восстановлен в штате в/ч - с выплатой ему всей заработной платы, начиная с указанной даты (набежало на данный момент более чем за семь с половиной лет около 2-х млн. рублей).
Кроме того полагается ему и его семье (супруге Светлане, несовершеннолетнему сыну Илье) жилищный сертификат, вручаемый по закону «О ветеранах» участникам боевых действий в Чечне по наступлению предельного возраста прохождения воинской службы (45 лет), до которого он на момент увольнения – не по собственному желанию около года не дослужил.

Когда Александра Николаевича увольняли, военный билет ему не отдали. Лишь год спустя неизвестные доставили ему этот документ на съемную жилплощадь (своей у Протокишиных нет), и оказалось, что в нем стоит совсем не та, что в приказе командующего округом , дата, но подходящая в самый раз для получения сертификата (июнь 2007-го), который, считает Простокишин, скорее всего был кем-то получен вместо него и тут же обналичен, ради чего и принуждало его командование части к написанию рапорта об увольнении.

Жившие с ним по соседству супруги Елена и Александр Кривогины рассказали представителям ГВП, что домой к ним в то время неоднократно «приходили втроем - вчетвером солдаты», требовавшие, чтоб он подписал этот рапорт «по-хорошему», иначе «они тут всех перебьют». Один из них, по словам Елены, перешел от слов к делу – «схватил меня за горло и стал душить», отпустив руку. когда на крик ее вышел супруг. «Жить там стало невыносимо. Опасаясь за жизнь нашей дочери, мы сменили местожительства… В нашей секции жили еще несовершеннолетние дети». Как свидетельствует Елена, соседи поставили прапорщику ультиматум: съехать с квартиры либо «уладить с частью вопрос». Денег на переселение не было. В итоге рапорт он подписал.

В показаниях Александра Кривогина любопытна такая деталь: «Один из солдат пригрозил Простокишину: - Поедешь в Чечню – тебя грохнут». Как пишет прапорщик во всех своих заявлениях, подавал он Бунину рапорт – не на увольнение, а на то, чтоб его отправили дослуживать год в Чечню, где он год прослужил ранее (и был там контужен), так как служба под командованием Бунина, говорит он, «намного хуже и страшней, чем в Чечне». Но командир в/ч в переводе ему отказывал, угрожая, по словам Простокишина, что «как только он там окажется, его там по «звонку другу» убьют». Показания Кривогина косвенно подтверждают, что могло быть сказано именно так (чего мы, разумеется, не утверждаем). Если бы А.А. Бунин подписал этот рапорт, то, очевидно, жилищным сертификатом никто бы воспользоваться не смог.

Позже появилась еще одна дата – из той же в/ч он был уволен в 2009-ом, о чем сообщил ему зам. председателя Центральной военно-врачебной комиссии.

А в райвоенкомате он и после того продолжал числиться военнослужащим. Военкомовцы ему объяснили: «вас не уволили из части, а просто выгнали, а по документам вы продолжаете там служить». Еще сказали, что его случай – не единичный, таких «мертвых душ» по всем войскам тысячи: людей якобы увольняют, а зарплату им начисляют, и кто-то ее получает за них. По этой причине он не мог устроиться на работу. Зачислили в запас его лишь в сентябре 2012 года. Так ветеран чеченской компании и его семья, лишившись средств к существованию и жилья, фактически оказались бомжами.

По результатам проверки, как сказано было в ответе ГВП, «зам. Главного военного прокурора РФ внес представление в адрес Главнокомандующего ВВ МВД РФ, зам Министра внутренних дел РФ о привлечении виновных в нарушении закона в отношении А.Н. Простокишина к ответственности».

Но как оказалось, военная прокуратура внутренним войскам – не указ. И это представление, и протест прокурора Центрального ВО на приказ об увольнении прапорщика их командование в столице, и в Сибири проигнорировало, и только после того, как он и его поверенный – депутат райсовета Дмитрий Щекотов объявили голодовку («Потусторонняя вертикаль», «Новая», 25 февраля 2013 г.), надзорное ведомство, преодолев смирение, подало исковое заявление в Омский гарнизонный военный суд – в защиту интересов Простокишина и его семьи.

В ходе судебного разбирательства все проверенные прокуратурой факты, были полностью подтверждены. Обнаружилось и много других. В частности, почерковедческая экспертиза установила, что подпись Простокишина на «листе беседы», где он «дал согласие на увольнение», поддельная. А бывший и.о. начальника штаба Димкенов признался, что подписал протокол аттестационной комиссии, «не вникая в его содержание», потому что «доверял составителю» - своему заместителю по строевой и кадровой работе Ирине Булушевой. Суд собирался ее заслушать, и она бы могла, наверное, многое поведать ему, может быть, и о «мертвых душах», но скончалась скоропостижно 5-го января, за 8 дней до судебного заседания (а ходатайство об ее допросе было подано десятью днями ранее - 25-го декабря 2013 г.). В части она давно уже не служила. Ей было немногим более сорока.
Другой свидетель – прапорщик Кобзарь в судебном заседании рассказал, что и ему при увольнении не выдали трудовую книжку. Отдали, правда, военный билет, но никаких записей с этой части в нем нет – как будто бы он в ней никогда не служил.

Много раз судья Красиков свидетелей прерывал, в том числе и нашего корреспондента, когда речь заходила о «скользких моментах» - например, сносе памятника по приказу А. Бунина солдату-герою, простоявшему на территории части с советских времен, ликвидации музея боевой славы, странных небоевых потерях (двое прапорщиков и контрактник в течение неполных двух лет, когда часть возглавлял А.Бунин, покончили с собой, двое прапорщиков и офицер погибли при невыясненных обстоятельства, 18 военнослужащих «уволились по собственному желанию»). Оборвал на полуслове судья и истца, когда он завел речь о «чеченской угрозе».

Выяснилось также, что в момент увольнения в его медицинской карточке было записано, что он болен гепатитом Б. «Как же можно уволить больного, не направив его на врачебную комиссию?» - спросил у юристов части представитель Простокишина лидер движения «За свои права» Сергей Селиванов. Те ответить ничего не смогли. Правозащитник попросил суд вынести частное определение об уголовной ответственности руководства в/ч за незаконное увольнение. Но судья нарушений в его действиях не нашел. И с учетом всех перечисленных обстоятельств после 8-мимесячного разбирательства в иске прапорщику суд отказал, обрекая ветерана чеченской компании и семью его на дальнейшее бомжевание.

В заявлении депутату Госдумы Елене Мизулиной прапорщик Кобзарь рассказал: «Я вынужден был известить его (А.А.Бунина – Г.Б.) о намерениях обратиться к начальнику ВВ МВД СИБВО с рапортом о произволе, на что получил не только оскорбления, но и угрозу в адрес мой и моей семьи…Бунин сказал: «На ваши жалобы мне наплевать - не я при командующем, а командующий – при мне», что впоследствии подтвердилось, т.к. преступный и безнаказанный произвол продолжался…».

Сила А. Бунина, полагают Кобзарь и Простокишин, в его фамилии. Похоже, значение ее велико не только в русской литературе: человек с такой же фамилией — С. Бунин — занимает пост первого зама главнокомандующего внутренних войск МВД РФ. По словам прапорщиков, которые ранее нам подтвердил и ефрейтор Дмитриев (но ходатайство о его допросе судья Красиков не удовлетворил»), вся часть знала, что первый Бунин доводится второму родным племянником.

Решение Омского гарнизонного суда представители Главной военной прокуратуры намерены обжаловать в Западно-Сибирском окружном военном суде.

Георгий Бородянский
Источник: http://www.novayagazeta.ru/news/291937.html
Категория: Беспредел | Добавил: bordo60 (24.01.2014) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 729 | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar