Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Среда, 20.09.2017, 19:19
Начало » Статьи » Темы » Беспредел

Драйзер плюс
Закон о запрете вредного чтения детям хорошо работает от противного

Опальный «Финансист» 

Известного омского блогера Елену Завьялову несколько строчек в твиттере сделали знаменитой, прославив заодно и американского классика Теодора Драйзера. 

Елена написала: «Подружки-школьницы (16лет) рассказали, что им в Пушкинке не выдали книгу Драйзера из-за возрастных ограничений. И устроили целое совещание, выдавать ли "Завтра была война" Васильева - по той же причине. Выдали кое-как».

Эти твиты, подхваченные омскими СМИ, в считанные часы дошли до Би-Би-Си. На Елену в ее блоге посыпались обвинения – в том, что ради «попадания в ТОП» она «подставила» хороших людей – библиотекарей, и выставила всех омичей в неприглядном свете (если мягко перевести с хамского, на котором пишут в Сети местные патриоты, на интеллигентский, коим изъясняется и в ЖЖ, и в реальной жизни Елена Завьялова).

На самом деле она невольно пропиарила попутно и город Омск, где не только медведи, как водится, «ходят по улицам», но, оказывается, 16-летние дети, что еще удивительней, ходят в библиотеки и спрашивают в них литературу высокой пробы – не по школьной программе, а для души.

«Мне девчонки этот эпизод рассказали на кухне – поясняет Елена «Новой» – Он, конечно, абсурдный, но в нашей жизни абсурда много. Как могла я спрогнозировать такой резонанс?».

Библиотекарей, считает она, винить действительно не в чем: они просто добросовестно выполняют свою работу. У них – инструкция, согласно которой Закон «О защите детей от информации, причиняющей вред здоровью и развитию» должен исполняться неукоснительно.

Но сам этот законодательный акт, по мнению Елены Завьяловой, филолога по образованию, гораздо опаснее и вредней для подрастающего поколения, чем вред, от которого он якобы ограждает его.

- Похоже, депутаты не видят за буквами законов, которые они принимают, живых людей. Наверное, им невдомек, что дети и подростки в нашей стране еще ходят в библиотеки. Как можно маркировать художественную литературу, тем более – мировую классику? Кто это вправе определять - что в каком возрасте дозволено нашим детям читать?

Мы с Еленой немного порассуждали. Если Драйзер не рекомендуется школьникам из-за эротических сцен (хотя в романе «Финансист», который заказывали девочки в Пушкинке, их как раз нет), то, наверное, противопоказано им и посещать Эрмитаж, где их могут смутить античные, средневековые статуи, да и живопись. Развратить несовершеннолетних могут русские сказки Афанасьева, а Иван Царевич и Серый волк - вообще жесть, расчлененка (благородный вроде герой разрывает братьев царевича на клочки и раскидывает их «по закоулочкам»), да и Пушкина надо выдавать осмотрительно, даже патриотические его стихи подозрительны: к примеру, «любовь к отческим гробам» смахивает на некрофилию. В экстремизме же с ним никто из нынешних не сравнится: «Кишкой последнего попа последнего царя удавим » - это вам не «Богородица, Путина прогони…». Об остальных (Толстой, Достоевский, Есенин, Бунин, Набоков, Пастернак и др.) лучше не вспоминать.

У всех этих авторов, без сомнения, найдутся произведения, попадающие под категорию «18 +» (информация, побуждающая детей наносить вред своему здоровью, отрицающая семейные ценности, оправдывающая насилие и преступления, содержащая порнографию, нецензурную брань), но как оказался в ней «Финансист» Теодора Драйзера, непонятно.

Библиотекари - за всех в ответе 

Директор библиотеки имени Пушкина Александр Ремизов сказал нам, что ее сотрудницы действовали строго по инструкции: 

-Девочка 1997 года рождения пришла со своей подругой, подала заявку на «Завтра была война» Бориса Васильева и «Финансист» Драйзера. Понятно, что ни у кого не возникло сомнений по поводу «Завтра была война» (однако, по словам Елены Завьяловой, девочки все же настаивают на том, что у библиотекарей сомнения были, и преодолели они их с большим трудом: в этой книге есть эротический эпизод, где героиня стоит у зеркала – Г.Б.). Мы выдали Васильева. Что касается Драйзера, то я – не драйзеровед, и не берусь утверждать, разрушает ли «Финансист» семейные ценности, пропагандирует ли он какие-то нехорошие вещи. Это вопрос не ко мне. Просто, поскольку девочка явно несовершеннолетняя (это и без паспорта видно), мои коллеги засомневались - вправе ли они ей Драйзера выдавать. На раздумья у нас есть всегда минут 20, пока книга идет из «башни», где хранятся миллионы книг. В таких случаях мы обращаемся к сайтам книготорговых организаций, с которыми контактируем постоянно– смотрим, есть ли возрастные ограничения. И увидели – одно издание, где стоит «18+», другое, где ограничение тоже прописано. А у нас «Финансист», изданный в 1980 году издательством «Правда» - на нем, естественно, никакой маркировки нет, но, следуя инструкции, мы решили эту книгу не выдавать.

Сообщения ряда СМИ о том, что библиотека сама ее промаркировала, говорит Александр Ремизов, не верны: «Мы, библиотекари, книги не маркируем, за крайне редкими исключениями: к примеру, когда приходит к нам человек со своей «самопальной» книжкой, напечатанной не издательством, а минуя его, за собственный счет. На такие случаи есть при библиотеке комиссия – в нее входят люди с учеными степенями».

В остальных случаях определяют, в каком возрасте что читать, издательства – исходя из своего понимания закона о защите от информации, который, по их признанию, довольно трудно понять. Как сказала в эфире «Эха Москвы» редактор классической литературы издательства «Эксмо» Екатерина Назарова, «единой политики проставления возрастных кодов на книги нет», поскольку в этом законе «она четко не прописана».

При этом редактор опровергла многочисленные сообщения о том, что на «Финансисте» стояло ограничение «18+»: «Мы маркируем этот роман «16+», как классическую литературу».

Однако директор омской Пушкинки утверждает, что на сайтах издательств стоял знак «18+», и у него есть тому доказательства: когда, говорит он, разразился скандал с невыдачей Драйзера, маркировка из интернета исчезла, но библиотека успела ее сохранить, и готова теперь предъявить распечатки, где все указано – автор, название, жанр, прокуратуре города, которая, как сказала собкору «Новой» старший помощник областного прокурора Татьяна Бородина, намерена расставить точки над «I» в этой истории, чтобы впредь подобных ситуаций не возникало.

Проверяется правомерность действий библиотекарей, которых после введения возрастных ограничений на выдачу книг второй год запросы школьников бросают в холодный пот. Работники библиотек, говорит директор, ходят «по лезвию ножа», расплачиваясь за каждый неверный шаг своими скромными кровными. И как показывает судебная практика, сложившая в Омской области по этим делам, библиотекарю лучше перестраховаться, не выдав запрашиваемый материал, чем выдать то, что по закону данному отроку читать еще рановато. «За такое своеволие в ряде сельских районов библиотекарей привлекли к ответственности, оштрафовав на 20 тысяч рублей, а это для них– огромные деньги». Был случай, рассказывает Александр Ремизов, когда выкатили штраф за выдачу районной газеты, на которой стоял знак «16+»: в ней были нужные школьнику краеведческие публикации.

- Не знаю, зачем нужно было депутатам этот закон продвигать. Но если он принят, подписан президентом, надо его исполнять У меня, как у гражданина, тоже бывают сомнения. К примеру, на выставке, посвященной 70-летию снятия ленинградской блокады я вынужден был поставить «Блокадную книгу» Гранина в запертый шкаф: на ней маркировка «16+», а на эту выставку школьники разных классов валом идут, и я вынужден скрывать от них эту книгу, хотя, как человек, гражданин, не считаю, что это – правильно, но как директор вынужден подчиниться.

«Этот запрет – просто бред» 

Попали в группу риска с выходом в свет сего Закона не только библиотекари (они рискуют, естественно, больше всех), издатели, но даже и прокуроры. Так, в Ставропольском крае в конце прошлого года уволен был работник прокуратуры, который переусердствовал: предлагал изъять из школьных библиотек некоторые произведения Есенина и Набокова. 

Несовместимым с жизнью считают этот Закон все опрошенные нами филологи, работающие в системе образования. Доцент Омского педуниверситета Тамара Скок уверена, что возрастные ограничения в чтении классики не нужны. Она – менеджер уникального проекта «Современный русский»: у сайта, созданного ОмГПУ, более 7 тысяч пользователей из более 400 городов РФ, ближнего и дальнего зарубежья, в подавляющем большинстве – школьники и студенты. «Мы создавали его в формате лингвистической помощи всем желающим, но со временем стало поступать к нам все больше вопросов от молодых людей не только по языкознанию, но и по выбору книг. Я для себя сделала открытие: вопреки расхожему мнению, классика пользуется у молодежи огромным спросом. Самые популярные на нашей странице авторы – Достоевский и Толстой. Ими интересуются и подростки 13-14 лет. Есть в списках наших рекомендаций и «Финансист»Теодора Драйзера. Я считаю, что художественная литература, если она – в самом деле художественная, не может причинить детям никакого вреда».

Того же мнения и Зоя Халюта – председатель комитета по образованию Нововрашаского района, в прошлом – директор местной гимназии, входившей в десятку лучших учебных заведений страны: «Я не знаю, для чего придуман этот закон. Все, что надо детям, они найдут в интернете. Думаю, что после этой истории интерес к Драйзеру у них сильно повысится, и ничего в этом плохого нет».

«Запрещать школьникам Драйзера - бред – сказал СуперОмску завкафедрой русской и зарубежной литературы ОмГУ имени Достоевского Сергей Демченков - Библиотека тут не виновата, она просто оказалась крайней».

Профессор того же университета Николай Мисюров назвал в интервью «Омскрегиону» происшествие в Пушкинке «кризисом в мозгах»: 

- Если еще как-то можно было бы объяснить отказ выдать 16-летним подросткам романы Маркиза де Сада, комедии Аристофана, то как оказались запретом под тем же соусом Васильев и Драйзер, сложно понять.

К военным повестям Бориса Васильева, по мнению Мисюрова, нужно, «наоборот, ненавязчиво подталкивать школьников»:

- Тогда у молодого поколения россиян не возникнет желания проводить соцопросы на тему «А не лучше ли было оставить Ленинград немцам в Великую Отечественную войну?».

Профессор, правда, забыл добавить, что для искоренения этого желания нужно запретить молодым читать Виктора Астафьева иначе оно возникнет наверняка.

Кому нужен этот Закон? Очевидно тем, кто его принимал, утверждал, придумывал, разрабатывал. Эти люди не рискуют своими зарплатами и, как водится, никакой ответственности за плод своих законотворческих мук не несут. В том, что он оказался в лучшем случае недоношенным, или мертворожденным, скорее всего, виноваты библиотекари – они и расхлебывают этот бред.

Тем не менее, заметную пользу обществу и особенно молодежи он, похоже, все же принес: интересе к американскому классику в Омской области сильно повысился. Так сказали нам сотрудники Пушкинки, просматривающие в Сети все дискуссии по этому поводу: «Школьники, студенты спрашивают друг друга: где этого Драйзера почитать?».

Так что, может быть, и не стоит сильно наших законодателей попрекать : как показывает практика, их решения хорошо работают от противного.

Георгий Бородянский

Источник: http://www.novayagazeta.ru/society/62183.html
Категория: Беспредел | Добавил: bordo60 (08.02.2014) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 1205 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4

Похожие материалы:

Всего комментариев: 1
avatar
1
Библиотекарь, бдительным будь!
Инструкцию помни и не забудь.   prof

Иначе, читателю Драйзера дашь,
А после страну родную предашь!    dont
avatar