Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Воскресенье, 04.12.2016, 23:19
Начало » Статьи » Темы » Беспредел

Правосудие отправляется под себя
В Тюмени суд не допустил оператора, журналистов, общественников на «открытый судебный процесс»

Судебные приставы не разрешили видеооператору информационного портала PARK72.RU войти в здание Ленинского райсуда города Тюмени. Хотя руководство интернет-издания заранее подало на имя его председателя по всем правилам оформленную заявку, что подтверждается записью в программе почтовых отправлений.

У суда было три дня на ее рассмотрение, и за это время он мог бы предупредить редакцию о решении отказать ей в праве на видеосъемку судебного заседания. Как сказала корреспонденту ФЗГ журналистка портала Лариса Некрасова, до сих пор таких отказов не случалось ни разу - ни в одном из тюменских судов никто освещать процессы съемочной группе его не препятствовал.

Государственных тайн в данном деле – по иску юриста Юрия Рябцева к генеральному прокурору РФ Юрию Чайке определенно нет. Оспаривает истец бездействие своего коллеги, которому направлял он год назад заявление, где обжаловалось также отсутствие действий со стороны еще одного юриста – председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, не принявшего должных мер к подчиненному – руководителю СУ СКР по Тюменской области Михаилу Богинскому, в свою очередь не возбудившему уголовного дела в отношении старшего помощника прокурора ЛАО Тюмени Татьяны Весниной, подписавшей заключение, на основании которого суд лишил Юрия Рябцева родительских прав к его малолетнему сыну Егору.

Заключение было основано на заведомо ложных сведениях, указанных в официальном запросе, направленном в городскую службу опеки тем же Ленинском райсудом – там значился адрес места жительства Рябцева, по которому он никогда не был прописан и не проживал: тем не менее, опекуны семьи и детства пришли туда, провели обследование условий проживания его и сына и пришли к выводу о «целесообразности лишения отца родительских прав».

Возможно, то, что в поданном Рябцевом иске фигурирует слишком много высококлассных юристов (помимо перечисленных прокурор Тюменской области Владимир Владимиров, передавший заявление о преступлении старшего помощника прокурора округа Весниной самому этому прокурору, который передал его ей же самой), а также то, что вся история замыкается на райсуде, где этот иск рассматривается, и побудило судью Светлану Ломакину максимально сузить пространство гласности: хотя процесс был официально открытым, проходил он не в зале суда, как полагается по российскому законодательству, да и по нормам международного права, а в душном кабинете судьи, где имеется кроме стула, на котором сидит «ее честь», еще три сидячих места - одно занял истец, другое – его адвокат, третье – Лариса Некрасова (ввиду отсутствия вешалок, рассказывает она, на этих стульях пришлось развешивать верхнюю одежду). Остальных слушателей, в том числе представителей СМИ, попросили выйти из кабинета. Для внушительного массива документов, принесенных Рябцевых (за два года судебных тяжб накопились их «чемоданы») не нашлось места на столе.

Судья отклонила - одно за одним – все заявленные им ходатайства: о переносе слушания в зал (в это время два зала в здании райсуда были никем не заняты), о свободном доступе на него журналистов, представителей общественности, которых пришло больше 10 человек. Таким образом, говорит Лариса Некрасова, хорошо знающая законодательство, судьей были нарушены следующие нормы права – ст.123 Конституции РФ, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ч. 1 ст.10 ГПК РФ, ч.1 ст.24.3 КоАП РФ, ч.1 ст. 241 УПК РФ, ст.12 Закона об обеспечении доступа к информации.

Согласно этим статьям, «не допускается проведение открытых судебных заседаний в помещениях, которые исключают возможность присутствия в них лиц, не являющихся участниками процесса», в том числе «представителей средств массовой информации». О том же говорит и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2012 г. (N 35).

Не позволила судья присутствовать на этом разбирательстве и видеооператору. Формально она вправе по известным ей основаниям (если их нет в реальности, надумываются они без труда) запретить видеосъемку в зале суда, или, как в данном случае, в своем кабинете. Но за пределами мест, где происходит отправление правосудия - в коридоре, на лестницах, вестибюле, других помещениях судебного учреждения, включая и туалет, человек с видеокамерой (не важно даже, оператор он или нет) может снимать все, что считает нужным. И то, что приставы не пустили видеооператора с аппаратурой в здание суда – прямое нарушение законодательства.

А в целом вся эта ситуация – наглядный пример того, как система (судебная и правоохранительная, представляющие собой довольно часто единое целое), работает слаженно на самое себя и, соответственно, против граждан, за счет которых она содержится.

Георгий Бородянский
Источник: http://www.gdf.ru/digest/item/1/1358#r4
Категория: Беспредел | Добавил: bordo60 (27.02.2016) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 492 | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar