Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Суббота, 10.12.2016, 09:56
Начало » Статьи » Темы » Акции

Митинг в селе обвиняемых
Односельчане сына помощника имама Азамата Мейрманова готовы протестовать, пока суд не отменит вынесенный ему приговор.

Жители села Южное Павлоградского района Омской области не чувствуют холода, когда их собирается много. Около двух часов простояли они 9 декабря на промозглом ветру с порывами, по данным синоптиков, до 21 метра в секунду, пытавшимся (как бы от имени местной власти) вытолкнуть их с крыльца здания сельского ДК ( сейчас оно называется «культурно-досуговым центром»)и развести /разогнать/ по домам.

Сама власть наблюдала за акцией деликатно, издалека - из серых автомобилей, несколько из них – с синей полицейскою полосой.
Такого в Омском регионе не было давно: люди протестовали не против роста тарифорв ЖКХ или на транспорте, отьема земельных долей, строительных олигархов, лишающих их жилья, и даже не против фальсификаций на выборах, а против «судебного, прокурорского и полицейского произвола» (так гласил один из плакатов), которым покрывается все и попасть под каток которого может в любой момент каждый из них.

Стояли «южане» на холоде не только за себя, но и за того парня - Азамата Мейрманова, сына муллы (помощника имама), о котором «Новая» рассказывала в материале «Село обвиняемых» (17 ноября 2015 г.). Напомним, осужден он на 4 года колонии: по версии следствия и суда 27-летний животновод совершил глумление над 58-летним односельчанином - инвалидом. Основано обвинение исключительно на показаниях потерпевшего, которого психиатрическая экспертиза признала страдающим деменцией (слабоумием): менял он их в ходе судебного заседания несколько раз - по его словам, насильника он не видел, а узнал его только «по голосу», являясь при этом инвалидом по слуху. Кроме того, настаивал потерпевший на том, что преступление совершено в январе-феврале 2014 года, а в это время Азамата Мейрманова на территории Омской области не было – он работал в городе Волгодонске на вахте, что подтверждается справкой регионального УМВД и базой данных «Розыск-Магистраль».

Важно и то, что уголовное дело возбуждено было вскоре после того, как Ермек Мейрманов - отец обвиняемого обратился в приемную председателя СК России Александра Бастрыкина с жалобой на сотрудников Павлоградской полиции, пытавших в течение 4-х дней его сына, как и еще семерых местных жителей, «попавших под подозрение» в убийстве. Держали «подозреваемых» в ОВД без оформления каких – либо документов о задержании, следственных действиях, и, как они свидетельствуют, без еды и питья, пока об их местопребывании не узнали случайно их родственники.

Обращение к главному следователю страны имело и положительные последствия: не сразу, но все же возбуждено было дело и в отношении полицейских - по статье «превышении должностных полномочий с применением насилия». Оживилось расследование, по мнению Ермека Мейрманова. после приезда в райцентр корреспондента «Новой газеты» (по нашим сведениям, повлияли также и запросы редакции в МВД и СК РФ). 28 сентября обвинительное заключение по главному фигуранту – майору Ахметову передано в облпрокуратуру, однако он, как и его коллеги, по которым продолжается следствие, остаются в райотделе полиции на своих должностях.

19 ноября коллегия областного суда оставила в силе срок, назначенный Азамату Павлоградским судом, не приобщив к материалам дела Обращение, подписанное 170 жителями села Южное с требованием «отменить сфабрикованный приговор и освободить осужденного».

После этого «южане» решили протестовать. Заявка на митинг была подана 22 ноября. Районным властям удалось найти «вескую» причину, чтобы его не разрешить – село «находится в зоне пограничного контроля» (в 14 км от границы с Казахстаном). Потребовалось разрешение пограничной службы ФСБ. 29 ноября она подписала заявку и с этой даты пришлось отсчитывать 10 дней: митинг выпал на среду (сначала планировалось провести его в субботу), и многим «южанам» пришлось отпрашиваться с работы. Пришли те, кому удалось: по нашим подсчетам, полторы сотни человек.

Мы боялись, что они разойдутся, не дождавшись единственной телекамеры – обкома –ТВ (остальным областным каналам и филиалам федеральных, намеревавшимся снимать эту акцию, не позволило, по их словам, руководство) . Сначала «жигуль» наш застрял в снегах Богодуховки (спасибо здешним богатырям, которые вынесли его на руках), затем безнадежно встал в Павлоградке – замкнуло зажигание. Позвонили Ермеку Мейрманову. Через полчаса пришла подмога: «жигуль» доставили в СТО, а до Южного (от райцентра 40 с лишним км.) добрались на вазике, шатаемом ветром по гололеду.

«Южане» стойко ждали нас на крыльце. Это была крайне важная для них акция, определяющая их статус: кто они в этом районе, в этой области, в этой стране? «Мы – крепостные или граждане?». Позволительно ли в любое время и по любому поводу людям в погонах врываться с обысками в их дома? Так недавно сотрудники ОВД вошли без стука к пенсионерке Смагуловой Амине: « Все перерыли в доме, и во дворе, а что искали – я так и не поняла».

К Нургали Науразбекову шесть лет назад пришла, говорит он, «бригада» во главе с тем же майором: требовали без повесток и протоколов «выдать» им его сыновей. Он не пускал незваных гостей за порог. «Повалили на пол, били ногами, сломали ребро». Также, рассказывает Виталий Спиридонов, поступили правоохранители с его покойным братом. «Он был тогда уже неизлечимо болен – рак легких, и тот, кто бил его, об этом знал».

Односельчане уверены в невиновности Азамата. «Я его с малых лет знаю – говорит педагог местной школы Карагоз Орумбаева – Спокойный парень, всегда приветливый, вежливый. Ничего дурного не водилось за ним, и вдруг стал насильником: так не бывает». «Как суд мог поверить психически нездоровому человеку? – недоумевает пенсионерка, в прошлом учительница Светлана Альжанова – Ведь все же знают этого потерпевшего: он не может отвечать за свои слова. И Азамата тоже знают здесь все: если кто-то еще верил в правосудие до этого приговора, то теперь люди эту веру утратили». «Они унизили нас – сказал один старейшин села Ибрагим Рахматулин – Как можем мы, мусульмане. поверить, что сын муллы подобное совершил. И ведь у них никаких доказательств нет».

Кадиша Мустоляпова: «У меня шестеро сыновей, все они – взрослые, но теперь я боюсь за них: их могут, как и Азамата, обвинить в чем угодно».Николай Пожаров, инвалид второй группы: «37-й год наступил у нас что ли, если полицейским позволено избивать людей, а судьям – сажать их фактически без следствия и суда». Олег Блажевич, водитель ЗАО "Степное", передовик: "Мы теперь все боимся за наших детей, потому что их могут схватить ни за что и "пришить" им любое дело".

Митингующие приняли резолюцию, под ней подписалось больше 100 человек: «Отменить приговор Азамату Мейрманову и довести до суда расследование преступлений сотрудников ОВД». Она будет направлена председателю Верховного суда, Генеральному прокурору и Президенту РФ. «Южане» говорят, что они будут протестовать, пока власть не прислушается к их мнению.

Георгий Бородянский
Категория: Акции | Добавил: bordo60 (10.12.2015) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 865 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2

Похожие материалы:

Всего комментариев: 2
avatar
2
все равно русеяки за ельцинско-путинскую власть ..
avatar
1
«Как суд мог поверить психически нездоровому человеку?"
Судья, согласно ст. 17 УПК, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь законом и совестью.
Вот теперь делайте выводы; Какие у нас судьи? Есть ли у наших судей совесть? Какие у них убеждения? И кто их рекомендует для назначения, и кто их назначает с такими вот характеристиками, превращая наше государство в полицейское?
О творимом в наших судах, прокуратурах и следственных органах беззаконии и откровенном произволе имеется уже огромная масса публикаций, так что добавить к этому что-либо новое весьма сложно, но можно. Но вот проблема защиты нарушенных прав остается актуальной и в настоящее время. У нее в принципе есть две составляющие. Во-первых, это действительно правовая часть, когда нарушаются нормы материального и процессуального права в силу некомпетентности или неверного их толкования. И, во-вторых, когда откровенно в наглую совершается нарушение этих норм. И если в первом случае, да при хорошем адвокате, еще удается добиться справедливости. в данном деле в приводимой статье этот случай не попадает, то во втором чаще всего приходиться убеждаться в циничности и безнравственности действующей власти в лице ее высокопоставленных чиновников, поставивших свои шкурные интересы и круговую поруку выше заботы о благе государства и его граждан, для чего они и были поставлены на свои высокие должности. Но похоже такие задачи в числе приоритетов нынешней власти не значатся. И здесь уже размер интеллекта и число пядей во лбу не играет никакого значения, ибо проблема из правовой плоскости переходит в нравственную, вернее даже в безнравственную, а там совершенно другие правила игры.
avatar