Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Четверг, 08.12.2016, 17:19
Начало » Статьи » Темы » Экономика

Их бремя
Разорение и уголовное преследование помогли омскому бизнесмену /предпринимателю/ понять, как устроено российское государство

«Политическая коррупция»

История ограбления омского бизнесмена Александра Будко – довольно обыкновенная. Вряд ли может она претендовать на особое внимание президента: каждый год случаются в нашей стране сотни тысяч подобных сюжетов. Такие данные обнародовал сам глава государства в последнем послании Федеральному собранию: «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч, 15 тысяч развалились в суде». При этом, отметил В.В. Путин, «83% предпринимателей, на которых были заведены дела, частично или полностью потеряли бизнес – то есть их попрессовали, обобрали и отпустили»

По расчетам общественной организации «Деловая Россия» за последние 10 лет привлекались по такого рода статьям к ответственности 3 миллиона человек, и две трети из них в результате уголовного преследования прекратили полностью свою деятельность, то есть 2 миллиона российских граждан, большинство которых признаны невиновными, потеряли, благодаря охраняющим их права и свободы органам, свое дело, став временно безработными: составляло оно не только источник дохода, но и смысл жизни для многих из них. Эти люди со сломанными судьбами, не вписавшиеся в систему, их семьи представляют для нее, может быть, наиболее проблемную часть населения, и инстинкт самоохранения, вероятно, подсказывает ей, что количество их стало уже критичным. Чем, возможно, и объясняется неожиданное признание главы государства: ведь фактически признался он в том, что сотрудники правоохранительных органов массово занимаются /по всей стране/ вымогательством, незаконным обогащением. Правда, высшее руководство страны обращалось уже как-то к силовикам с призывом «хватит кошмарить бизнес», но, во – первых, это было уже давно, президентствовал в то время «добрый полицейский» Медведев, а из уст национального лидера ничего такого ранее не произносилось /ранее такого слышать не приходилось/.

Александр Будко уверен, что и после этих правильных слов ситуация для бизнеса существенно не изменится, потому что, система, разоряющая предпринимателей, полагает он, даже и Путину не подчиняется: действует она по своим законам, точнее, понятиям. Изучает он их на собственном опыте (говорит: при всех издержках – цены ему нет) уже более 8 лет. Возвратить то, что было отнято у него рейдерами, пока что не удается, но зато за эти годы он понял многое о государственном устройстве страны: мог бы об этом написать кандидатскую диссертацию, и даже докторскую. Многостраничный текст, переданный им «Вечернему Омску», можно было бы взять за основу. Ключевое понятие в нем, составляющее, по мнению Александра Будко, суть системы – «политическая коррупция». Отличается она от обычной такими признаками: в ней задействованы практически все правоохранительные механизмы – следственные, надзорные органы, спецслужбы, суды, службы судебных приставов и т. д., действующие на всех уровнях согласованно, словно в каком-то негласном сговоре. Действующие лица ее, как правило, абсолютно неприкасаемы, знающие о своей безнаказанности и потому в своих действиях безоглядны. Действия же эти выражаются часто в бездействии – в непринятии необходимых мер к пресечению преступлений (молчание представителей власти, обязанных применять при обнаружении их свои полномочия – знак согласия с преступниками).

Если у предпринимателя отнимают бизнес без надежд на его возвращение, он становится кровно заинтересован в смене существующего порядка вещей, то есть власть сама стимулирует в предприимчивых людях политическую активность. Так случилось и с Александром: занялся он политикой в 2009 году, когда рейдеры, в том числе в погонах и мантиях захватили его предприятие. Вступил в партию «Правое дело» - возглавлял ее в то время Михаил Прохоров, его думская компания проходила под слоганам «Сила в правде: кто прав, тот и сильней» (любил эту фразу и покойный Борис Немцов). За прошедшие годы Александр убедился в том, что в нынешней российской действительности все на самом деле – ровно наоборот: доминирует право силы, всегда правы силовики. Именно они, полагает он, формируют и внешнюю политику, чем и объясняется ее агрессивность: идея силового захвата, применяемая к миллионам российских граждан с нарушением всяческих норм, в том числе и международного права, естественным образом расширяет свои рубежи: просто, говорит он, этой системе стало тесно внутри страны.

Из «Правого дела» Александр вышел два года спустя, когда партия , по его мнению, «повернула совсем не в ту степь»: стал учредителем областного правозащитного движения «Гражданская позиция», занимающегося расследованиями преступлений в разных сферах, крышуемых силовыми структурами (в частности, таможня, наркоторговля, ломбарды – с некоторыми результатами этих изысканий мы, возможно, познакомим в будущем наших читателей), что, само собою, не пробуждает в них добрых чувств, и вопрос, чья правда сильнее – их или его – стоит все острей.

Утилизация хищения

Фабула захвата его бизнеса, а также квартиры, где последние 3,5 года проживает его семья под обременением рейдеров, такова. В октябре 2006 года фирма, учрежденная Александром Будко, ЗАО «Альда групп» открыла в Омске завод по переработке кедрового ореха. Он стал третьим в стране (два в других в Москве и в Новосибирске), занимавшимся выпуском этого продукта, не только вкусного, но и крайне полезного для соотечественников. Александр первым завез в Россию машину, сортирующую орех, компании Сортекс (Англия). Производило его предприятие 2 тонны кедрового ядра в день. Объем вложенных в него инвестиций - 800 тысяч у.е., стоимость всех его активов в тогдашних ценах – 35 млн. рублей.

В тот же год затеяли Александр и его компания выпускать орехи в жестяных банках. Приобретались они в Саудовской Аравии. На осуществление этого замысла «Альда групп» не доставало собственных средств, и она заключила договор на совместное производство и реализацию с ЗАО «Омтраннефтепродукт», учредитель которого некто Виктор Куликов пользуется по каким-то причинам абсолютным доверием правоохранителей (доказательства этому будут ниже приведены).

Произведено было продукции на сумму около 14 млн. рублей. Юридически принадлежала она «дочке» «Альда групп» - ООО «Артист». На половину предполагаемого дохода претендовала фирма Куликова, вложившая в этот проект 7 млн. рублей. Но она решила забрать себе все. В сентябре 2007 года Куликов и его компаньоны – гендиректор ЗАО Геннадий Мерзликин , главный экономист – ранее судимая за мошенничество Людмила Губаренко прибыли в сопровождении военизированной охраны на склад «Артиста» и распорядились вывезти оттуда в «Омтранснефтепродукт» всю готовую продукцию в количестве 40 тонн. Руководству «дочки» сказали, что берут ее на реализацию. Реализация, однако, не задалась: по «истечении срока хранения» Мерзликин и Губаренко, по их словам, решили утилизировать банки с кедровым орехом. Следов от утилизации не осталось, хотя по закону ее должен был засвидетельствовать надзорный орган, предварительно проведя экспертизу.

Что же на самом деле случилось с этими тоннами – кому и за сколько они были проданы (а если нет, то где находятся по сей день) неизвестно. Александр Будко уверен, что ушли они за наличный расчет – без уплаты налогов, к чему, по его сведениям, этой фирме не привыкать (результаты расследования основной ее деятельности, проведенного «Гражданской позицией», он отправлял в Федеральную службу по финанмониторингу: речь, в частности, шла о том, что с продажи нефтепродуктов не выплачивается НДС. Ход проверки взят на контроль Генеральной прокуратурой, но прошло уже почти 8 месяцев, а ответа от нее нет: его сведения не подтверждены, но и не опровергнуты).

То, что банки с ядром ореха похищены обманным путем, по сути дела признало и следствие. Не признать было трудно: по всем документам (грузовая таможенная декларация, сертификат соответствия, право собственности на товарный знак «Путина» и др.) принадлежат они ООО «Артист». Не оставляет сомнений в этом размещенный на банках индивидуальный штрих-код.

Следственные действия по данному происшествию /инциденту/ длятся уже более 8 лет. Материалы прокурорской проверки становятся все весомее – собралось их уже 8 томов, а уголовное дело до сих пор не возбуждено. Следователи ОБЭП полиции Омска, выносящие постановления об отказе в его возбуждении, прокуратура Советского округа, признающая всякий раз этот отказ законным и обоснованным, вышестоящие прокуроры, отменяющие его, никак не могут решить – вписывается ли хищение в особо крупном размере ценного продукта в гражданско-правовые отношения между учредителями двух фирм, или больше подходит под описания соответствующих статей УК.

Правоохранители, считает Александр, свое дело знают: потому они так долго и не решают, что уже совсем скоро – через 1,5 года срок давности данного преступления истечет.

Безоглядное разбирательство

Изменился характер отношений между теми же хозсубъектами в декабре 2008 года, когда обнаружилось, что «Артист» должен «Омтранснефтепродукту» по решению райсуда 515 тыс. руб. (основной долг по займу, взятому около двух лет назад), и не спешит его исполнять: из гражданско-правовых они /резко/ перешли в плоскость Уголовного кодекса. Тот же окружной прокурор Юрий Светенко и его заместитель Александр Шичкин, не нашедшие состав преступления в открытом хищении на сумму 14 млн. рублей, разглядели его в невыплате долга, который меньше в десятки раз: возбуждено было дело в отношении Александра Будко по статье 315 УК (злостное неисполнение решения суда).

Уникальность этого дела в том, что привлечен был к уголовной ответственности человек, который по нормам юриспруденции подлежать ей никаким боком /ни при каком раскладе/ не мог: он был только учредителем фирмы, но не директором, отвечающим за текущие финансовые дела. Он не вел их и не имел полномочий, чтоб вернуть вменяемый ему долг. Тем не менее, дело это дошло до суда (а еще до предъявления обвинения А.Будко объявлен был в федеральный розыск), и прошло все его инстанции – от мирового, вынесшего в марте 2010 приговор, до Верховного, отменившего его через 3 с лишним года. Не заметили подмены субъекта ответственности прокурор области Анастас Спиридонов и председатель областного суда Владимир Ярковой. В ходе судебных разбирательств возникало еще много казусов. В частности, мировая судья Татьяна Абкеримова, ставшая впоследствии федеральной, вела процесс, который территориально к ней не относился. Главный омский судья , утвердив приговор, опроверг самого себя: он же ранее при рассмотрении жалобы того же обвиняемого в схожем деянии - «неисполнении требований пристава» (но тогда разбиралось оно в административном порядке) , удовлетворил ее - прекратил производство по делу, признав, что «злостности» в действиях А. Будко не было.

Не имела права рассматривать жалобу на приговор в отношении Александра судья надзорной инстанции Ольга Брежнева, поскольку лично знакома с ним (прежде, когда она отправляла правосудие в составе судебных заседателей Советского райсуда, одним из них был его отец, да и сам Александр захаживал в ее кабинет в областном суде, о чем имеются записи в журнале службы охраны).

Все это – азбука судопроизводства, грубейшие нарушения УПК, легко доказуемые, а иногда и не нуждающиеся в доказательствах. Зачем же судьи так «подставлялись»? Александр уверен: от безнаказанности. В этом, считает он, суть «политической коррупции»: ее участники за свои действия (или бездействие) ответственности не несут. Они могут делать все, что угодно, не оглядываясь на закон: надо только блюсти понятия, принятые в их «корпорации», и неукоснительно исполнять заказы /инструкции/, поступающие от вышестоящих лиц.

В июле 2013 Верховный суд отменил приговор, в котором абсурд слишком компрометировал правосудие, вызывающе бросался в глаза /ляпы тех, кто его вершил, бросались в глаза/. После чего Александр подал в Следственное управление СКР по Омской области заявление – о привлечении к ответственности должностных лиц, «осуществлявших заведомо незаконное уголовное преследование» (следователей, прокуроров, судей), а также бизнесмена В.М. Куликова, который, по мнению А. Будко, это дело и заказал.

Получив в октябре отказное постановление, признанное законным и обоснованным областным прокурором и руководителем СУ СКР, отправился с ним в Москву - побывал на личном приеме Александра Бастрыкина, который, ознакомившись с его делом, повода для преследования преследователей тоже не усмотрел.

Семейное бремя

Дело они возбудили против него, говорит Александр Будко (и пишет об этом во всех заявлениях) для того, чтобы захватить его предприятие и жилье (4-х комнатную квартиру в центре Омска, где и сейчас он проживает с семьей, но последние 3,5 года - как в чужой собственности) Замысел их во многом удался, но борьба продолжается. Захвату поспособствовали, по его данным, сотрудники местного филиала «Газпромбанка». По - другому их действия действительно объяснить нелегко. За месяц до запуска завода он открыл «Альда групп» кредитную линию лимитом 3 млн. 100 тыс. руб. В залог было передано имущество (складское помещение, оборудование), рыночная стоимость которого в 5 раз больше. Кредит компания гасила по графику, однако через год оставшийся долг в 1млн. рублей «Газпромбанк» вдруг решил переуступить «Омтранснефтепродукту» (решение принимала зам руководителя филиала Л.П. Ханенко). Переуступка, уверен Александр, была незаконной, поскольку «Альда групп» выполняла свои обязательства полностью, не задерживая выплаты ни на день, что подтвердилось в дальнейшем в Арбитражном суде, и ни о какой утрате доверия к ней со стороны банка речи быть не могло.

Вместе с долгом к рейдерам перешел и залог. В то же время, напомним, с завода была похищена вся продукция. Так он был подведен под банкротство. Гендиректор «Омтранснефтепродукта» Мерзликин через службу безопасности дружественной организации разослал во все банки и другие финансовые структуры региона письмо, уведомлявшее, что компания «Альда групп» является несостоятельным должником: таким образом, доступ к займам ей был заблокирован. Часть захваченного имущества Александру удалось отстоять, но потери – намного больше: он их оценивает в 32 млн. рублей и пытается взыскать эту сумму с рейдеров.

Тени их незримо присутствуют в его квартире (точней, она записана на его сына): два года висит над ней долг в сумме 6 млн. рублей. Происхождение этого долга – история долгая, он возник из тех же «гражданско-правовых отношений» между двумя хозсубъектами: в самом начале их «Омтранснефтепродукт» выдал кредит «Альда групп» на производство продукции, позже похищенной кредиторами. Оформлялся кредит под залог квартиры (стоимость ее по оценке независимых экспертов – 16,2 млн. рублей). Шесть лет назад обременение с нее было снято - долг «Альда групп» был признан погашенным, и Росреестр зарегистрировал ипотеку на сына Александра Будко (так решили родители – подарить ее сыну).

Обременила ее снова в июле 2012 судья Первомайского райсуда Гульжан Сактаганова . Она сделала невероятное: вернула квартиру в залог, отменив /аннулировав/погашение долга. «Как можно судебным решением отменить свершившийся факт? Это все равно что – говорит Александр – вы что-то покупаете в магазине, и вам выдают там чек, а суд потом признает его недействительным: при этом никаких доказательств, что он поддельный, у суда нет – его подлинность даже и не оспаривается». Заинтересован был в этом решении один человек – залогодержатель , по каким-то причинам в омских судебных коридорах (да и прокурорских) очень влиятельный - г-н Куликов. Чем он так подкупил судей и следователей, непонятно. Можно было бы предположить, что он просто вызывает у них симпатию, но как замечено Александром, общается с ними не сам он, а его доверенное лицо – некто Андрей Моцнев.

Следом за Певомайским райсудом областной арбитражный тоже вынес решение в пользу Куликова, признав регистрацию квартиры по ул. Добровольского, 5 в омском управлении Росреестра незаконной. Сделал это судья Сергей Ярковой – сын председателя облсуда Владимира Яркового.

Вообще семейственность, говорит Александр – одно из важнейших свойств и непременных условий «политической коррупции»: это, можно сказать, ее скрепы. В Омском регионе, и. вероятно, не в нем одном, тесно связаны родственными узами ( и между собой, и внутри себя) все правоохранительные структуры, и судебные инстанции. К примеру, супруга вышеупомянутого прокурора Светенко –зампредседателя облсуда, что, по мнению бизнесмена, имело в его деле некоторое значение.

А супруга руководителя областного управления ФССП Владимира Осьмака работает в облпрокуратуре. В свободное время от государевой службы эта благополучная семья занимается строительством дома – 3-хэтажного в пригородном селе Азово. Впечатление на очевидцев он производит сильное: неизвестно, какое отношение к этому объекту имеет В.Куликов, но, по сведениям достоверных источников, заезжает он туда регулярно.

Главный омский пристав пытается взыскивать с Александра и его домочадцев 6 млн. рублей по исполнительному листу 6-летней давности, давно утратившему юридическую силу (а если бы она и была, то никак бы не относилась к настоящему владельцу квартиры – Будко-младшему, не состоявшему никогда ни в каких правовых отношениях со спорящими хозсубъектами). При этом силу физическую судебные приставы применяли и к Александру, и к членам его семьи много раз. То, что сотрудники этой службы занимаются вымогательством по указанию их начальника Осьмака, подтверждается диктофонной записью: она есть и в областном управлении ФСБ, которое пресекать их действия не пытается.

Факты вымогательства со стороны приставов были представлены руководителю Следственного управления СКР Андрею Кондину и председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину, но ни тот, ни другой не сочли их достаточными для возбуждения уголовного дела, хотя могли бы фигурировать в нем и свидетельские показания, и видеозаписи незаконного задержания Будко в здании райсуда.

Что еще интересно, руководитель управления Росреестра по Омской области Сергей Чаплин не стал оспаривать решение Арбитражного суда, чувствительно задевшее репутацию его ведомства, хотя должность обязывала его к этому (и если бы он подал апелляцию, то выиграл бы дело наверняка, поскольку прокурорская проверка установила, что регистрации прав на квартиру Будко- младшего проведена на законных основаниях). Бездействие госчиновника в данном случае равно действию, которое, полагает Александр, диктуется «корпоративными интересами», точнее коррупционными: «корпорация» - гораздо более широкое понятие, чем Росреестр, хотя эта служба и государственная. В данном случае Чаплину, вероятно, пришлось выбирать между служением государству и дружескими связями с прокурором области Анастасом Спиридоновым: то, что именно он рекомендовал С. Чаплина на занимаемое им место, в Омской области широко известно, по словам Александра, не только во властных, но и в предпринимательских кругах: «Да это и никем не скрывается: люди, которые обращаются в Росреестр, знают, чья это креатура». Может быть, как – то по другому объяснила бы его поведение (то есть странное бездействие) доследственная проверка, но и областной прокурор и руководитель Слесдственного управления СКР Андрей Кондин препятствуют ее проведению.

Государство в курсе дел

Произошло с Александром Будко именно то, о чем сказал В. В. Путин в послании Федеральному собранию: попрессовали, обобрали, и отпустили (не худший вариант для бизнесмена в России – могли бы запросто и посадить). Примерно то же случилось в последние 10 лет еще с двумя миллионами человек: в стране нашей рейдерство – как стихийное бедствие, и о его масштабах руководству ее известно. Откуда же ветер дует? С историей А. Будко подробно ознакомлено Управлению по противодействию коррупции при президенте РФ (руководитель Олег Плохой). Оно не стало вмешиваться в «спор хозяйствующих субъектов». Пообщавшись с его высокопоставленными сотрудниками, понял Александр, что это ведомство в принципе не способно сопротивляться /противостоять/ коррупции, тем более политической. «Все эти люди, о которых вы пишете – сказал откровенно один из них – прокуроры, судьи и так далее получили должности по нашей рекомендации. Все руководители, правоохранители, начиная с определенных рангов – и региональные, и федеральные перед назначением проверяются нами, и за каждого из них мы несем ответственность. Если мы начнем расследовать их выкрутасы, то скомпрометируем сами себя». Такова логика корпорации.

Соблюдают нейтралитет и Генпрокуратруа, и Следственный комитет. В нашем случае по факту вышло, что в борьбе (точнее сказать – войне) двух хозяйствующих субъектов государство выступило на стороне одного из них: стало быть, должен он, по идее, представлять в своей деятельности государственные интересы, ради которых можно пожертвовать заводом по переработке кедровых орехов (двумя десятками рабочих мест и двумя тоннами продукта в день), поскольку ясно, что его ликвидация – явно не в интересах государства.

Кто ж это столь влиятельное лицо? «Гражданская позиция» провела собственное расследование деятельности Виктора Куликова, фирм, принадлежащих ему и проинформировала о ней, в частности, начальника областной полиции генерал-лейтенанта Юрия Томчака, Федеральную службу по финанмониторингу и другие государственные органы, в том числе и спецслужбы. По данным правозащитников. Куликов «занимается крупными поставками нефтепродуктов по госконтрактам, заключенным государством на заведомо невыгодных условиях. Не уплаченный Куликовым В.М. НДС с продаж нефтепродуктов списывается на фирмы - однодневки, которые впоследствии ликвидируются».

Компетентные органы знают также о том, что, по сведениям «Гражданской позиции», «в 2010 году Куликов В.М. вместе с Мерзликиным Г.С. похитили 6 млн. $ США у Омского филиала «Абсолют банка». Это можно назвать хищением, потому что в залог под заведомо невозвратный кредит было предоставлено Куликовым здание кинотеатра «Октябрь», стоимость которого – не больше десятой доли от полученной в банке суммы: предположительно, в сговоре участвовали сотрудники его службы безопасности. Также без возврата были взяты 20 млн. руб. у «Акбарс банка». Впоследствии фирма ЗАО «Омтранснефтепродукт», на которую оформлялись кредиты в вышеуказанных банках была ликвидирована посредством банкротства решением Арбитражного суда Омской области».

Никакой реакции на эту информацию (рассылалась она мае 2015) со стороны госорганов нет. То ли слишком тщательно проверяют, то ли национальная идея, о которой говорил президент (он, напомним, призвал недавно всех россиян /подданных/ быть патриотами) к этим органам не относится: государству, ими олицетворяемому, она органически чужда.

Георгий Бородянский
Источник: http://www.novayagazeta.ru/society/73641.html
Категория: Экономика | Добавил: bordo60 (28.06.2016) | Автор: ГЕоргий Бородянский
Просмотров: 237 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:

Всего комментариев: 1
avatar
1
Делиться надо .... и все будет в шоколаде ...
avatar