Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Среда, 20.09.2017, 19:16
Начало » Статьи » Темы » Права

Коренной поворот
Семья хантов поставила нефтяным магнатам неслыханные условия. И, похоже, последним придется их принимать

Последнее стойбище

Менеджеры ОАО «Лукойл», привычные к покорению пространства и времени у мониторов в небоскребах-стехлобетонах столкнулись с внезапной /неведомой ранее/ проблемой: поперек их могущества встала семья оленеводов Айпиных, чье стойбище - в 35 км. от села Варьеган Нижневартовского района Ханты-мансийского округа. При взгляде из башни «Лукойла» – почти на краю Земли.

Семья эта, как большинство коренных северян, живет на том, на чем зиждется благосостояние, неиссякаемое пока, нефтяных компаний и самого российского государства с его олимпиадами, саммитами, форумами, лидерством в списке Форбс. Но хантам это черное золото, вытекающее из-под земли, на которой веками проживали их предки (раньше звали их остяками – населяют они территорию ХМАО больше тысячи лет) не нужно. Им нужны их леса, снега, сливающиеся вдали - на краю Земли с белым небом (как пел в свое время великий нанаец Кола Бельды), зимой – ягель для оленей, а летом – грибы и ягоды.
Но вот уже около 30 лет у них отнимают их белый свет – сживают хантов с него разработчики недр, которые пишут черным по белому новейшую историю этих краев.

По данным Всероссийского Экологического Портала, на территории нефтепромыслов Ханты-Мансийского округа нарушены или уничтожены 90% природных ландшафтов. «Битумную корку на нефтяных разливах 20-30 летней давности можно наблюдать по сей день. В условиях вечной мерзлоты нефть разлагается очень медленно, а торф впитывает ее, как губка».
За эти десятилетия из местных газет исчезли «бескрайние лесные просторы» - в местах проживания хантов их уже нет, остались «участки лесного фонда», которые экологи зовут «резервациями», а официально они называются «территориями традиционного природопользования» (ТТП).

«За свою жизнь, прожитую в лесу, мы переезжали с места на место пять раз покидали веками обжитые стойбища – сообщают Айпины в коллективном обращении к губернатору ХМАО – Югры Наталье Комаровой - оставляя все постройки нефтяникам».
«Теперь мы не собираемся покидать стойбище «Энел Ури», - твердо заявляют оленеводы окружному главе - пришло время, когда надо учитывать в первую очередь интересы коренных жителей, а не нефтяных корпораций …»
Неужели и правда такое время пришло?

Аборигены знают себе цену

Конфликт хантов с нефтемагнатами возник при подписании соглашения на разработку Марталлеровского месторождения. Два года назад ханты-мансийские власти выставили его на аукцион, и дочка компании («Лукойл –Западная Сибирь») выиграла право на его освоение. Поскольку проходит оно по родовым угодьям, нефтедобытчики обязаны согласовать с местным жителями планы по изменению (то есть по осквернению или уничтожению) окружающей их с рождения среды, в которой живет много столетий их род.

Как правило, такие согласования не доставляют особых забот нефтяным компаниям: договоры сводятся к выплате компенсаций аборигенам за использование их земли, суммы коих - более чем скромны по сравнению с прибылями, извлекаемыми недропользователями из нее.

Например, «Варьеганнефть» (дочка «РуссНефти») выплатила, по данным журнала «Эксперт Урал», представителям малочисленных народов, на территориях которых ведет добычу углеводородов, за 2012 год более 6 млн. рублей. Это – общая сумма, которую получили более 40 семей, то есть каждой досталось в среднем по 150 тыс. руб.
И это считается достижением «социальной политики ОАО «РуссНефть», в «которой поддержка коренного населения, проживающего в ХМАО-Югре, является приоритетным направлением».

Семья Айпиных выдвинула Лукойлу неслыханные условия. Они были приняты на семейном совете и заявлены главой рода – оленеводом Семеном Айпиным на переговорах с представителями компании, прошедших в селе Варьеган еще около года назад. Айпины разрешили нефтяникам зайти на территорию их угодья и пробурить на ней одну скважину, обозначенную на плане как Р (разведывательная) - 90. Дают они разрешение на ее освоение при условии, что дорога к ней будет проложена по болотам. Тогда семья согласна на компенсацию в сумме 5 млн. рублей.

Еще 4 семьи, по родовым угодьям которых должен пройти автозимник, чтоб подвести к скважине оборудование, затребовали по 1 млн. рублей.

«Менеджеры «Лукойла» не привыкли к таким запросам – сказала корреспонденту «Новой» депутат Думы города Радужного адвокат семьи хантов в споре с компанией Галина Оболенская - Обычно коренные жители непривередливы – соглашаются на мизерные компенсации, которые предлагают им разработчики недр. Ханты вообще стараются избегать конфликтов с властью и корпорациями - для них это всегда большой стресс. Но роду Айпиных отступать некуда: исчезает их среда обитания, особенно в последнее годы – каждое лето на их угодьях горят ягельные леса. В семье – 18 человек, и сейчас есть опасность, что они лишатся последних оленьих пастбищ. Как им тогда выживать, как менять образ жизни, который веками ведет их род?»
Поэтому, полагает адвокат, 5 миллионов рублей – сумма вполне адекватная рискам, которым подвергается эта семья, ущербу и моральным страданиям, причиняемым ей вторжением на ее территорию нефтяной компании (которая в представлении хантов мало чем отличается от оккупантов).

По мнению волонтеров Гринпис России, посетивших минувшим летом стойбище Айпиных, пожары здесь часто случаются по вине нефтяников. Следы их пребывания, сообщает ECOportal, видны всюду: мусор, ржавый металл, вдавленный в землю колесами белый ягель, который растет на 2-3 миллиметра в год, и снова вырастет в этом месте лет через 80, а то и через 100.

Не продающийся Род


Заявленная оленеводами сумма, похоже, руководство «Лукойла» сильно встревожила. Не сама по себе, разумеется, а как прецедент – новое слово в отношениях хантов (и других коренных народов) с нефтегигантами. Вице-президент «Лукойла» Сергей Кочкуров направил 1-го октября в правительство ХМАО письмо, процитированное интернет-газетой Znak.com: «Вопреки сложившейся практике заключения соглашений между недропользователями и КМНС (коренными малочисленными народами Севера) жители, на чьих угодьях находится месторождение, затребовали огромные денежные компенсации… Компания считает заключение соглашений на условиях, предложенных КМНС, недопустимым, так как это вызовет взрыв социальной напряжённости во взаимоотношениях хозяйствующих субъектов и глав территорий традиционного природопользования во всем регионе».

В самом деле, если примеру Айпиных последуют другие аборигены, то это может сказаться на количестве нулей в списке Форбс у нефтяных королей /в прибылях нефтяных королей/.

Но это, пожалуй, еще не самое страшное, чем угрожают им несговорчивые оленеводы. Глава рода Семен Айпин обвел красным на плане зону, где запретил проведение каких-либо работ: эту землю семья не намерена отдавать покорителям природы ни на каких условиях. Для Айпиных она не имеет цены.

На обведенном участке – две скважины Р-41 и Р-42, их освоение предусмотрено лицензионным соглашении нефтяной компании с правительством ХМАО. В письме к нему вице-президент ОАО «Лукойл» сообщает, что требования семьи Айпиных поставили его под угрозу срыва: «Под запретом оказалась часть, составляющая половину площади участка. .. В таких условиях произвести полноценное геологическое исследование недр невозможно».

А если примеру этого рода последуют все ханты и другие коренные народы, живущие на тюменском севере, где, согласно « Горной энциклопедии», добываются две трети нефти РФ и более 90 % природного газа? Это смахивает на подрыв основ /нынешнего российского/ государства и даже чего-то большего - миропорядка, в котором все ценности измеряется количеством нулей на счетах.

Но у хантов устроено все не так: им не нужны дворцы из стекла и бетона, обойдутся и без мирового могущества, а вот без леса, оленей, снега, белого света жизни им нет. «Наш род Бобра – пишут они губернатору - Айпины являются хранителями «Аганской Покровительницы» и больших священных мест по реке Аган. .. Если на святой земле будет стоять техника – это осквернение Аганских святынь, удар по духовным ценностям. Все это приведет к напряженной обстановке и может вызвать тяжелые последствия».

И еще: «Захват последних ягельных пастбищ приведет к тому, что на оленеводстве можно поставить крест, утратится духовная культура и в целом сам народ, аганские ханты, как этнос, исчезнет, наши дети и внуки потеряются в поселках и городах».

Определиться могут сами

Разработчики пытались, сообщает Znak.com, разрешить конфликтную ситуацию самым простым путем: в середине февраля пригнали технику - по неведению как раз на то место, где находится святилище рода Айпиных.
«Понимаете, - пояснили ханты порталу - в этом месте нам лишний раз появляется нельзя. Там даже веточки случайно ломать нельзя…».

На место вовремя подоспели сотрудники полиции, которым удалось «предотвратить столкновения». Пришлось недропользователям дать задний ход.

После этого инцидента компания стала с аборигенами договариваться. Череда согласований длилась более полугода, но стороны так и не смогли найти общий язык. От своих условий ханты не отступают: в частности, настаивают на прокладке зимника к скважине № 90 по болотам, а не по ягельным борам, с чем нефтяники, говорит адвокат, на словах вроде бы согласились, но в текст соглашения это изменение не внесли.

В ноябре на заседание согласительной комиссии поддержал семью Айпиных самый статусный представитель рода – писатель, председатель ассамблеи КМНС вице-спикер Думы ХМАО – Югры Ереймей Айпин. Переговоры снова зашли в тупик, и тогда Айпины напомнили оппонентам, на чьей стороне выступал и директор департамента природных ресурсов окружного правительства Евгений Платонов, что у них есть право на самоопределение.

А если начнут вслед за хантами самоопределяться, к примеру, манси, хакасы, якуты, ненцы, карелы, эвенки и др.? Тогда, полагает Герман Садулаев (чеченский писатель, наполовину казак) все нынешние напроблемы страны, которые кажутся очень большими, покажутся очень маленькими:«Россия — это не только Питер, Москва и Кавказ. Чепуха всё это — Питер, Москва, Кавказ. Перхоть. Настоящая мощь России там, за Уралом... Москва отражает Сибирь, как луна отражает свет солнца, но тёмной ночью капитализма не видно источника света и богатства, видны только шулеры и торговые посредники…

Метр земли в Москве стоит несметных богатств потому, что Москва владеет Сибирью, Дальним Востоком, землями хантов, манси, якутов, ненцев и прочих. Не было бы Сибири, ничего бы не стоила Москва».

Поэтому не стоит давить на коренные народы - не стоит переступать черту, не оставляющую им выбора, поскольку за ней их жизнь лишается смысла (у хантов он повыше сказочных /лукойловских/ небоскребов). «Не надо топтать их небо», как сказал бы поэт Андрей Вознесенский. Эту черту и провел на плане Марталлеровского месторождения красным цветом Семен Айпин.

За гранью понимания


Когда стало ясно, что аборигены с нее ни при каких условиях не сойдут, председатель комиссии Евгений Платонов неожиданно предложил /подкинул/ идею, которая им пришлась по душе. «Ставьте тогда вопрос так, чтобы эту территорию обозначить как памятник природы. Только имейте ввиду – предупредил чиновник, - что в этом случае вам там тоже нельзя будет развернуться…А «Лукойл» попросит с округа компенсацию и уйдет с этой территории».

Айпины ответили, что их такой вариант устраивает: как-нибудь проживут, главное, чтобы выжил их род.
Но уточняющий вопрос юриста компании опустил воодушевившихся /воспрянувших духом/ хантов на грешную землю.
«Правильно ли я понимаю, что мы ведем там работы до момента, когда территория будет отнесена к памятникам?».
Если понимать надо так, то пока угодье станет особо охраняемым, разработчики все работы в святых местах завершат, и охранять там уже будет нечего.

Айпины выразили протест против такого толкования предложения директора департамента, но в протокол их негодование не внесли. Не проводя голосование, Платонов озвучил итог заседания. Точнее, два итога, взаимоисключающих: стороны согласовали схемы работ и при этом приняли решение добиваться, чтобы место их проведения было признано памятником природы.

10-го ноября Семен Айпин и главы еще трех семей отправили коллективное заявление прокурору Ханты-мансийского округа – с просьбой проверить законность решения комиссии, а также лицензии, выданной правительством ХМАО компании «Лукойл - Западная Сибирь» на разработку месторождения без согласования с жителями ТТП (территории традиционного природопользования)

10-го декабря прокуратура отправила Айпиным ответ. Как нам сказала Галина Оболенская, смысл его таков: на данный момент нарушений в действиях чиновников правительства не установлено, так как спор семьи с нефтяной компаний ими еще не разрешен. Вот когда будет принято по нему окончательное решение, станет ясно, нарушалось ими или нет до его принятия законодательство.

Поворот на Север

А правительство, похоже, с разрешением не спешит. После того, как Айпины обмолвились про самоопределение, их дело приобрело политическое значение. Что, вероятно, заставило власть отнестись к их требованиям с большим вниманием, чем она относилась к ним до того.

Заместитель председателя ассамблеи коренных малочисленных народов Севера Надежда Алексеева сказала «Новой», что 20-го декабря при правительстве ХМАО образована рабочая группа, перед которой стоит задача - найти выход из этого конфликта. «Рассматриваются несколько вариантов. По нашему мнению, приемлемы из них два: организовать на территории проживания рода не памятник природы, как предлагала комиссия, а природный заказник «Аганский ягельный бор». В этом случае у семьи сохранится возможность без особых ограничений заниматься традиционными промыслами - оленеводством, рыболовством, сбором ягод, грибов, и при этом никто не сможет посягнуть на ее территорию.

Другой вариант - оставить угодью его нынешний статус – ТТП, поскольку он и так означает по закону Ханты-мансийского округа, что это – особо охраняемая территория. Другое дело, что сам закон не доведен до ума, чем и должна заняться рабочая группа. Нужно разработать положение, где будет четко прописано разделение ТТП на зоны – зону проживания, зону выпаса, дикоросов и т.д. Зонирование проводит специальная комиссия – она определяет участки, где нефтеразработки запрещены»

Если такое положение будет принято, то, говорит Надежда Геннадьевна, оно защитит не только Айпиных, но и все семьи коренных народов Севера от вторжения недропользователей в их жизнь. «Конечно, принимать его надо было раньше, и в окружном парламенте ставился этот вопрос - в 2008 году, потом в 2011, но, видимо, тогда еще власть до этого не дозрела».
По мнению Надежды Алексеевой, рано еще говорить о победе хантов в этом конфликте, но то, что правительство ХМАО всерьез озаботилось их проблемами – уже достижение, и немалое.

Родион Суляндзига, в недавнем прошлом первый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока считает,эту ситуацию «тестовой» - она, полагает он, может стать поворотной /переломной/ в отношениях между аборигенами, властью и бизнесом. «Впервые коренные жители заявили не только о цене использования их земель, но и о будущем своего народа, сохранении этноса. Это – проблема пробелов в российском законодательстве».
Родион Суляндзига уверен, что правозащитные организации, в том числе и международные, поддержат эту семью независимо от того, как разрешится дело в Ханты-Мансийском округе,

Ханты уже заявили, что если им не удастся добиться взаимопонимания с правительством ХМАО, они обратятся в ООН с просьбой включить их вопрос в повестку Всемирной конференции по правам коренных народов, которая пройдет в сентябре 2014 года.

Георгий Бородянский
Категория: Права | Добавил: bordo60 (17.12.2013) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 1179 | Рейтинг: 5.0/3

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar