Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Четверг, 08.12.2016, 17:24
Начало » Статьи » Темы » Права

Бабушка и другие
Десятки квартир, подаренных престарелыми гражданами государству, были присвоены «государственными людьми». Благодаря вдове ветерана Великой Отечественной войны дело 10-летней давности все еще расследуется

Жилищные люди

Около 10 лет у Лидии Васильевны почти каждый день начинается с чтения уголовных или гражданских дел, а заканчивается писанием от руки заявлений и обращений к представителям разных властей. «По ночам пишу, днем хожу – то в суд, то в прокуратуру, то в министерство… Сил уже нет ходить, если честно, но не могу я бросить эти дела: никто их за меня не доделает».
Лидии Васильевне идет 87-й год. Последние 12 лет живет в геронтологическом центре «Нежинский», который считается в Омской области образцовым богоугодным заведением: многие омичи хотели бы переселиться сюда из своей неустроенной старости. Через два года центр отметит полвека. В советское время назывался он домом престарелых: основными обитателями трехэтажного здания были участники Великой Отечественной войны, инвалиды, блокадники, труженики тыла.

В 90-е годы - первой половине нулевых центр расширился - появились еще 5 корпусов, территория увеличилась до 10 гектаров, количество жилых мест возросло в разы. Но для того, чтобы их занять, нужны были уже более весомые основания, чем удостоверение инвалида или ветерана: новоселами «социального городка», как правило, становились граждане, отдававшие ему даром или за символическую плату свое жилье.

В самой этой идее ничего противоправного нет. Она была заявлена омским мэром Рощупкиным в 1995 году, когда по его распоряжению тут начал строиться новый - 7-этажный корпус. Ее поддержал совет ветеранов области: он составлял списки тех, кто готов обменять приватизированную жилплощадь на квартиру в «Нежинском» центре (комната и кухня) со всеми удобствами и с постоянным уходом. Желающих нашлось много. При областном социальном ведомстве (тогда оно называлось не министерством, а Главным управлением) была создана комиссия, занимавшаяся заселением.

Лидия Васильевна оказалась в числе первых переселенцев в новое здание, построенное в 2004 году (из тех 76 ветеранов в живых осталось на сегодняшний день 26). Между нею и НГЦ был заключен договор, по которому она передает ему трехкомнатную квартиру, получая за это право на «бессрочное бесплатное проживание в нем и социальное обслуживание».

Согласилась она на такой обмен, потому что не сомневалась, что свое жилье отдает государству (поскольку центр принадлежит ему), на которое отработала больше 40 лет, за которое воевал ее муж (хотя, строго говоря, по закону она и без этого дара имеет право, как вдова ветерана войны и как ветеран труда на постоянное проживание и соцобслуживание в любом учреждении такого рода).

Вскоре Лидии Васильевне стало ясно, что квартиры, которые старики дарят центру, достаются не государству: получают их либо работники учреждения, либо чиновники, курирующие его. Все жители «Нежинского», говорит она, об этом знали и все понимали, что это - неправильно, криминально: между собою шушукались, но боялись громко об этом сказать. Ведь все они сильно зависимы от его руководства (как и все жители нашей страны разного возраста зависимы от кого-то). Обратилась в правоохранительные органы только одна Лидия Бабенко. В 2006 году прокуратура города провела проверку по заявлению пенсионерки, подтвердив результаты ее собственного расследования. О возбуждении уголовных дел в отношении руководителей центра «Новая» сообщала тогда в заметке «Жилишние люди» (11 декабря 2006).
Министр «и другие».

Следствием установлено, что «в период с 1999 по 2006 гг. директор ГСУ «Нежинский геронтологический центр» Н.И. Подойменко незаконно из личной заинтересованности, злоупотребив полномочиями, организовала отчуждение у граждан квартир». Делала она это, сказано в постановлении, подписанном заместителем прокурора В.А.Бондаренко, «злоупотребляя доверием престарелых граждан, нуждающихся в стационарном обслуживании, вынуждая их переоформлять право собственности на объекты недвижимости в пользу знакомых ей лиц», «незаконно ставя условие заселения в ГСУ в виде передачи квартиры». При этом все допрошенные граждане свидетельствуют о том, что администрация учреждения, в том числе директор, вводили их в заблуждение – говорили, что «квартиры они отдают в собственность государства».

В постановлении перечислены некоторые его представители, получившие эти квартиры вместо него: все они так или иначе «взаимодействовали» с НГЦ: специалист Фонда социального страхования РФ по Омской области Т.В. Самаршина проводила в нем ревизии, замначальника управления пенсионного фонда по Ленинскому АО Т.П.Чащина руководила начислением пенсий его жителям, директор ФГУ «Омский лесхоз» А.Г.Камчатный должен был взимать (но не делал этого) «арендную плату за расположение на территории федерального госучреждения объектов центра».

Также стали владельцами подаренных государству жилплощадей специалист областного Минсоцтруда Г.В. Мазурик, которая выдавала нуждающимся путевки в социальные дома и дочь тогдашнего главы этого министерства В.И.Шамова, в чьем подчинении находилась директор центра.

В следственных документах есть недоговоренности: списки лиц, квартиры которых отчуждены (в первом 25 фамилий, во втором – 27) не приводится полностью: оба завершаются словами «и других граждан». Кто эти другие и сколько их, остается неизвестным, как и самое интересное – кто стал собственниками их квартир. Как сообщали в то время местные СМИ, в деле их фигурировало не менее 75, из них 15 приобрели по благотворительным ценам (от 25 до 300 тыс. руб. при рыночной стоимости от 1 млн. и больше) работники НГЦ, а куда делись остальные (кроме пяти вышеупомянутых) – большой вопрос.

23 апреля 2007 уголовные дела по обеим статьям – ч.1 ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями) и ч. 4 ст. 159 УК РФ (Мошенничество в особо крупном размере) были прекращены. Первое – «вследствие акта об амнистии», второе – «за отсутствием состава преступления». В ходе расследования ни один из «нежинцев» не признал себя потерпевшим.
«Сделки осуществлялись на основании нотариально заверенных доверенностей, подписываемых продавцами и дарителями квартир. Допрошенные бывшие собственники квартир показали, что осознанно подписывали доверенности в присутствии нотариуса, так как им ставилось такое условие руководством центра, в том числе Подойменко Н.И.».
Райская старость.

Обитатели «Нежинского» - люди такого возраста, в котором все менее значим квартирный вопрос, все ближе маячит перспектива вечной жилплощади, и хочется остаток срока, отпущенного до переселения на нее пожить с достоинством, по-человечески – чтоб не терять сознание в очередях у регистратур, или у окошек сберкасс, перебирая трясущимися руками квитанции, не видеть немого укора за свою немощь в глазах детей (их жен и мужей), «не быть никому обузой», как написала в предсмертной записке на 92 году жизни ветеран войны из села Муромцево Омской области (Новая, № за 2010 г.)
В этом заведении многие старики чувствуют себя лучше, чем дома. Главное их преимущество – всегда под рукой медицинская помощь: в центре работают врачи 12 специальностей, и как сказано на его сайте, медчасть оснащена самой современной техникой. Есть отделение водолечения, спелеоклиматическая камера из натуральных солей Верхнекамья и т.д. Есть в НГЦ и лекарства от самых тяжких болезней старости – одиночества и тоски: в так называемом «институте третьего возраста» работают 38 объединений по интересам – желающие могут сразиться в шашки и шахматы, обучиться компьютерным навыкам, в т.ч. вхождению в интернет, имеются кинозал на 200 мест, читальный зал, библиотека, «домашняя церковь», три здешних хора ("Нежинские бабульки", "Нежинка", "Девчата из пансионата") - лауреаты городских и областных конкурсов.

Этот «дом престарелых» /геронтологический центр/ можно назвать элитным – в том смысле, что ему покровительствует, по крайней мере, последние четверть века, региональная власть. Его бывшему директору Н. И. Подойменко (3 года назад ушла на заслуженный отдых) благоволил областной глава: в 1998 году его решением ей было присвоено звание почетного гражданина Омской области, которого удостаиваются достойнейшие из достойных – у Натальи Ивановны удостоверение под номером 2, а всего таких граждан 11, в их числе народный артист СССР М.А. Ульянов и сам экс-губернатор Л.К.Полежаев…
Было бы даже странно, если бы представители власти, делая что-то доброе для простых людей, не позаботилась бы и о себе.

За сроком давности

По свидетельствам допрошенных, действовало руководство НГЦ осторожно: квартиры у стариков не вымогались, а скорее выманивались. Главное, что выспрашивали /выведывали/ у них: есть ли родственники, какие отношения с ними и пр. Людмила Шмелева рассказала «Новому омскому слову»: «В августе 2005 я проходила в центре лечение. Это действительно рай.

Комплексное лечение давало результат. Мне тяжело добираться домой, как-то попросилась остаться на ночь. Ответ был категорический: - Нет. Квартиру отдадите, тогда и селитесь. На следующий день разговор продолжили: с кем живете, какой метраж?». Когда женщина сказала, что квартира оформлена на ее дочь, вопросов к ней больше не было. «Если бы она мне принадлежала, я б ее отдала».

Но не всегда администрации центра удавалось предусмотреть все последствия. Случались неизбежные казусы. Об одном из них рассказала, 11 лет спустя, телекомпания Антенна-7. Инвалид по зрению Надежда Ежова подписала генеральную доверенность на продажу своего жилья сотруднице «Нежинского» за 3 дня до своей кончины. А договор купли-продажи был заключен через 1,5 месяца после нее. Тогдашний экономист НГЦ Надежда Котык с помощью поддельной справки – о том, что Ежова жива-здорова от 23 июля 2004 г. (тогда как свидетельство о смерти датировано 13 июня того же года) квартиру продала за 285 тыс. рублей (реально стоила она не минее миллиона). Вся выручка от сделки, по ее словам, была отдана Наталье Подойменко, которая сказала телевизионщикам, что «не помнит эту историю».

Единственный законный наследник умершей - ее внук: ему и должна принадлежать проданная квартира, что его мать, невестка Надежды Ежовой, уже 3 года пытается доказать, но безуспешно: суды выносят решение в пользу бывшего руководства центра, а заявление о мошенничестве, поданное ею в УМВД, расследуется, по ее мнению, слишком медленно, и есть опасность, что восстановить право на наследство сына ей не удастся, поскольку дело будет списано за сроком давности.

Государство – это они?

Полсотни ветеранов, а, возможно, и больше, обменявших свое жилье на жилплощади в центре «Нежинский», уже ушли в мир иной. Осталось 25 и правдоискательница, которая дарить его «государству» в лице директора НГЦ или иных людей государственных, с нею связанных, категорически отказалась. Лидия Васильевна не дает затухнуть уголовному делу, медленно тлеющему уже почти 10 лет: благодаря ее заявлениям, оно трижды возобновлялось и затем закрывалось вновь. Последний раз постановление об отказе в его возбуждении отменено руководителем Следственного отдела Ленинского АО г. Омска СУ СК РФ в ноябре 2014 года. Два заместителя прокурора области подтвердили ей, что проверка еще идет, и о принятом решении она будет проинформирована, но никакой информации ей с тех пор никто не дает.

8 лет назад в интервью «Российской газете» тогдашний прокурор Сергей Казаков удивительно это дело прокомментировал: «Следствие пришлось прекратить. Знаете, почему? Старики отказались востребовать свои квартиры. Они попали в значительно лучшие условия, и желания возвращаться в свои дома не возникло ни у кого. Парадокс, не правда ли?» «РГ-Прииртышье», 14 июня 2007).

Парадокс еще и в том, что областной прокурор как-то выпустил из виду российское государство, оказавшееся в этом деле единственны пострадавшим: ведь квартиры предназначались ему. А государство – это ведь не абстракция, состоит оно не только из госслужащих, но и из граждан, в частности, остро нуждающихся хоть в каком-нибудь завалящем жилье, и имеющих на него право. В Омской области, о чем мы писали ранее с 96 по 2006 годы (в уголовном деле, о котором идет речь, даты схожие) не исполнялся федеральный закон «об обеспечении жилыми помещениями сирот»: ни один из выпускников детдомов в эти 10 лет не получил ни одной квартиры, а их было у государства, оказывается, немало. Или, скажем, те же ветераны войны, о чем также рассказывали, до сих пор живут в Омской области в условиях практически /вполне/ скотских.

И вот что еще удивительно: министры труда и социального развития, вступившие в эту должность после Валерия Шамова, чья дочь получила от НГЦ жилье, на обращения Лидии Васильевны не откликнулись: ходила не раз она на приемы и к Андрею Бесштанько (ныне замруководителя департамента соцзащиты населения г. Москвы), к сменившему его Михаилу Дитятковскому (на днях тоже сменен – не вошел в после губернаторских выборов в новый состав облправительства), подробно рассказывала, как из их ведомства уводились десятки квартир. Рассказ ее их не заинтересовал, хотя по идее могли бы, вернув в свое ведение эти квартиры , помочь многим страждущим, ожидающим десятилетиями человеческого жилья, улучшив тем самым, кстати, и свои показатели: то ли не хотелось им «подставлять» своего предшественника, то ли, вероятно, более влиятельных «и других».
Не может понять Лидия Васильевна, «как так можно, когда столько , малоимущих, многодетных семей живут в таких жутких условиях».

Попутно с уголовным делом неуемная бабушка ведет и нескончаемое дело гражданское. Затеяла его не она, а администрация центра - 7 с лишним лет назад, когда Лидия Васильевна в очередной отказалась дарить его сотрудникам свое жилье. «Они бесплатно жили в моей квартире 3 года, и я не возражала: если у людей – жилищные проблемы, почему бы и нет? Еще сама вносила пожертвования на счет учреждения – по 2 тысячи рублей в месяц, но твердо сказала директору, что в махинациях участвовать не намерена. Тогда они поставили мне условия: платить им ежемесячно три четверти пенсии. Я не стала подписывать этот договор, и руководство подало заявление в суд».

Три раза областная Фемида отказывала центру в иске, но в итоге постановила взыскать с ответчицы – вдовы ветерана Великой Отечественной войны 75% пенсии за 3 года проживания в НГЦ. Всего 316 тыс. руб. высчитывают с ее пенсии каждый месяц. А остальные 25 человек, поселившихся одновременно с ней в новом здании, продолжают жить в нем бесплатно на том основании, что подарили свои квартиры – не центру, а разным должностным лицам, имеющим к нему отношение, но эти подарки зачлись, как дар самому госуреждению, и Лидия Васильевна просит суд объяснить - есть ли разница между госслужащими и государством? Скоро ее апелляция должна быть рассмотрена Верховным судом.

Она собирается ехать в Москву и задать этот вопрос Владимиру Путину. «Я обязательно дойду до него – мне надо этот путь пройти до конца!.

Георгий Бородянский
Категория: Права | Добавил: bordo60 (04.11.2015) | Автор: Георгий Бородянский
Просмотров: 873 | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы:

Всего комментариев: 0
avatar