Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Омск Политический

Пятница, 15.11.2019, 21:58
Главная » 2011 » Апрель » 27 » «Хочу вписать их в историю»
18:36
«Хочу вписать их в историю»
Вымогательство и фальсификация уголовных дел, вынесение неправосудных решений способствуют карьерному росту людей в погонах и мантиях

Кукловоды Цена свободы

Омский предприниматель Евгений Новоселов подал на днях заявку в книгу рекордов Гиннеса – не для того, чтобы остаться в истории, а для того, чтобы оставить в ней имена правоохранителей, возбудивших против него в течение года 156 уголовных дел.

Предшествовало их возбуждению постановление, подписанное в то время первым замом начальника УВД Омской области Алексеем Тарасовым – «О проведении проверки финансово-хозяйственной и торговой деятельности строительно-ремонтной компании «Астра».
В документе этом полковник дает указание проверяющим - «установить основания» для того, чтобы «возбудить в отношении директора СРК Новоселова Е.П. уголовное дело». Стало быть, г-ну Тарасову точно было известно, что такие основания есть. Так, наверное, подсказывала ему интуиция, потому ранее что со стороны милиции никаких проверок данного предприятия не проводилось. А откуда у нее появились «имеющиеся сведения о влекущих уголовную ответственность нарушениях», и настолько достоверные, что их только оставалось «установить», в документе не уточняется.

По мнению Николая Сенина, председателя движения «Закон и порядок», это постановление дает основания для возбуждения уголовного дела по статье 286 («Превышение должностных полномочий») - в отношении того, кто его подписал. Как говорит Николай Ноэльевич, это – не первый и не последний «самодостаточный» документ в практике Омского УВД (по крайней мере, в период, когда возглавлял его генерал Виктор Камерцель – в настоящее время помощник главы МВД РФ).

К примеру, не менее откровенное предписание давала своим подчиненным в 2009 году полковник юстиции О.И. Хрипля: «Провести ряд оперативных мероприятий, направленных на установление вины Павла Шкарубского в совершении незаконных действий в отношении дольщиков…». Об этой истории «Новая» рассказывала в № 105 прошлого года («Будет сидеть, пока не поделится»). Напомним, за снятие «установленной» вины предприниматель должен был заплатить около 15 млн. рублей.

А от Новоселова требовалось всего лишь полмиллиона, но у него и бизнес был масштабами поскромней: занималась «Астра» по договорам с администрациями города и сельских районов газификацией и ремонтом жилья ветеранов Великой Отечественной войны. В частности, в 2006 году ею было проведено около 300 внутридомовых газопроводов. Так что уголовных дел могло быть и больше 156-ти. О том, как и почему они возбуждались, Евгений Павлович рассказал в заявлении на имя прокурора области А. П. Спиридонова и в обращении в Общественную палату РФ.

«28 июля 2006 в офис нашей компании прибыли сотрудники ОБЭП УВД Омской области майор милиции В.И. Голиков и старший лейтенант В.В. Мозговой На основании постановления № 76, подписанного заместителем начальника УВД Омской области полковником А.В.Тарасовым, они изъяли всю хозяйственную документацию, после чего началась психологическая обработка меня и гл. бухгалтера Алексеенко Н.Г. За возвращение документов и не привлечение меня к уголовной ответственности Голиков и Мозговой потребовали 500 тыс. рублей...».

- Такие деньги – говорит Новоселов – в то время я мог найти. Но понимал: стоит мне один раз заплатить – не отстанут: сделают меня «дойной коровой». Много таких примеров перед глазами: все мои знакомые предприниматели платят – кто больше, кто меньше – ментам. Родственник мой – брат жены младшего брата, когда занимался бизнесом, в течение пяти лет, с 2002 по 2007 год, каждый месяц по 100 тысяч рублей им отстегивал.

Евгений Павлович – человек советской закваски, 54 года ему. По совместительству со строительством – атаман Сибирского казачьего войска (есть у него такое удостоверение). Но при этом верил в идеалы свободы - в 91 – м защищал Белый дом, т.к. не предвидел, говорит, что будет потом. А потом ее, в нулевые годы, /В нулевые годы эту свободу/ полностью приватизировали чиновники и «менты» (милиционеры, прокурорские, судьи) – для того и отняли у предпринимателей, чтобы подороже ее продавать им. Иногда цена свободы равна стоимости бизнеса, как, скажем, в случае с лучшим за Уралом хозяйственником Геннадием Рулем («Новая» рассказывала о нем в № 5 за 2009 год) – если б согласился он отдать рапсовый завод (составлявший, правда, смысл его жизни) – был бы на свободе (за гордость и несговорчивость получил 3 года и 8 месяцев).

Не мог еще тогда, в 2006-м, Новоселов уяснить такой простой «порядок вещей», потому и написал заявление на имя начальника УВД генерала В. Я. Камерцеля – с просьбой защитить его от милицейского рэкета.
- Это, был наивный шаг, опрометчивый – признается Евгений Павлович.
Вскоре и посыпались на него крупные неприятности. Правда, до того успел изобличить рэкетиров, обратившись в службу собственной безопасности УВД. Предложил ей задержать посредника вымогателей, коему он должен был передать часть требуемой суммы – 300 тыс. руб. «Куклу» пришлось делать самому (в милицейской спецслужбе в тот момент таких спецов не нашлось): сверху, снизу положил по 10 натуральных купюр («пятисотрублевок»), между ними – ксерокопированные.

Взятие посредника с поличным заснято на видео, зафиксировано в протоколе. Сам посредник Карев признался, что брал деньги по заданию Мозгового и Голикова. Следователь СО прокуратуры г. Омска Марютин в действиях указанных лиц состава преступления не нашел. В общем, не удался «эксперимент». Деньги, правда, Новоселову прокуратура вернула – все 20 купюр, он расписался в их получении.
После этого случая старший лейтенант Мозговой быстро пошел в гору и стал уже подполковником. Голиков, уволившись с почетом из МВД, был назначен на высокий пост в омской таможне.

«Завышение» с повышением

Ну а в отношении Новоселова началось уголовное преследование. Шла по его следам – объектам, ремонтом и газификацией которых занималась компания «Астра», старший следователь УВД подполковник юстиции Л.В. Тюрина. Поскольку объектов этих – частных домов, в которых живут участники ВОВ, несколько сот, чисто теоретически возможностей для возбуждения уголовных дел было много. И г-жа Тюрина постаралась использовать их по максимуму.
Инкриминировала она предпринимателю «хищение бюджетных средств путем завышения объема выполненных работ». Например, на ремонт жилья ветеранов, проживающим в Центральном и Кировском округах г. Омска, а также в Тюкалинском районе области, было выделено из областного бюджета около 2 млн. рублей. Акты приема выполненных работ подписывались членами приемной комиссии, в которую входили представители совета ветеранов войны, главы данных округов и района, начальники муниципальных коммунхозов, чиновники департамента городского хозяйства мэрии, областного минсоцтруда. На каждом акте – по 6-8 подписей. «Какую же власть я должен иметь, – спрашивает Е.П.Новоселов у прокурора области А.П. Спиридонова - чтобы путем злоупотребления доверием, используя свое служебное положение, заставить членов комиссии (с которыми до того не был даже знаком) принять завышенные объемы работ?».

Какой бы властью не обладал директор «Астры», у подполковника юстиции ее оказалось значительно больше. Как пишет он в том же заявлении прокурору, «самое поразительное, что при контрольных обмерах ст. следователь Тюрина Л.В. запретила присутствовать прорабам и мастерам, под руководством которых непосредственно производились работы, и представителям заказчиков, присутствовавшим при их выполнении и подписании актов. По мнению Тюриной Л.В. эти лица мешали проведению следственных действий…».
В основу обвинительных заключений положены были «акты обследования, составленные в произвольной форме сотрудниками ОБЭП».

Надо признать, что в отдельных случаях несовпадение реальных объемов работ с теми, которые указаны в документах, и в самом деле имело место. Просто следователи перепутали «завышение» с «превышением» - подвела их, видимо, синкретичность, то есть сложность русского языка.

- Бывало, ветераны просили наших строителей – рассказывает Евгений Павлович – сделать то, что по смете не проходило. Один дедушка, например, уговаривал поставить ему железные двери. В другом доме бабушке нужен был погреб. Старики, люди одинокие – неудобно было им отказать. Исполняли их просьбы за свой, естественно, счет, а обэповцы зачли нам это как «завышение» - по их мнению, преступление. Что мы «завысили», если уложились в бюджетные средства, которые нам были выделены?

Таким вот макаром удалось борцам с преступностью в экономике возбудить 156 уголовных дел. Приблизительно столько же или чуть больше получили Новоселов и СРК благодарностей, устных и письменных, за свою работу от ветеранов.

В апреле 2008 года судья Центрального райсуда Лихачев (тот самый, что выносил приговор упомянутому выше Павлу Шкарубскому) приговорил Евгения Новоселова к 4 годам лишения свободы. Прежде этот судья работал в органах внутренних дел, в то время его напарником, кстати, был успешный милиционер Мозговой. Один штрих к портрету судьи Лихачева: зная, что Новоселов 15 лет болеет сахарным диабетом, он после оглашения приговора, когда осужденный был взят под стражу, категорически запретил его супруге передать ему инсулин, которого в СИЗО № 1, куда повезли Новоселова, не было. Без этого лекарства больше двух суток диабетики не живут: по счастью, удалось супруге через знакомого на следующий день передать его в следственный изолятор.

Через 1,5 месяца Коллегией областного суда вердикт Лихачева был отменен, и дело вернулось в Центральный райсуд, который еще через 1, 5 года полностью оправдал Новоселова. Все 156 уголовных дел, расследованных старшим следователем Тюриной, признаны несостоятельными. В ходе судебных слушаний прокурор Инга Кулинич назвала их «сфальсифицированными», усмотрев в действиях подполковника юстиции признаки преступления по ст. 299 УК РФ («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности»), о чем написала в рапорте, поданном в областную прокуратуру, после чего была ею от процесса отстранена.

После этого инцидента Тюрина перешла работать в прокуратуру, а оттуда – в мировой суд Советского округа: по свидетельствам очевидцев, мантия ей к лицу. Пошел на повышение и судья Лихачев: сейчас он вершит правосудие в столичных судебных органах, а бывший первый замначальника УВД полковник Тарасов, с постановления которого вся эта история началась, готовится, по нашим сведениям, занять должность начальника областного ФСКН.

Гиннес вместо Страсбурга

Евгений Новоселов стал бывшим предпринимателем, в отличие от вершителей его судьбы (и тысяч, подобных ей) – с угрюмым настоящим и без видов на будущее. Свобода обошлась ему даже дороже бизнеса, которого у него давно уже нет. 500 тыс. рублей потратил на адвокатов (продал машину – «десятку», гараж, взял кредит 150 тыс. рублей, с которым не рассчитался еще, 100 тыс. рублей одолжил у родственников).

В сентябре прошлого года областной суд назначил ему компенсацию за понесенный им моральный и материальный ущерб - в сумме 270 тысяч рублей. Суд не учел того обстоятельства, что в течение 4-х лет следственных действий и судебных мытарств он был лишен постоянного заработка («20 тысяч рублей в месяц худо-бедно за директорство получал»), ну и затраты на адвокатов, на лекарства, и прочее.

Это судебный вердикт можно было бы обжаловать в Страсбурге, но, говорит Новоселов, сил уже, ни моральных, ни физических, нет.
А вот заявку в книгу Гиннеса он послал: хочется увековечить имена «рекордсменов» - возбудителей уголовных дел, коих пытался, но не сумел привлечь к уголовной ответственности. «Надо же как-то выводить их на чистую воду. Сколько еще судеб они могут сломать. Если мы с этим смиримся, то и нашим детям надеяться не на что».

Георгий Бородянский

Просмотров: 3244 | Добавил: bordo60 | Рейтинг: 5.0/2

Похожие материалы:

Всего комментариев: 2
avatar
1 ДядяЖеня • 20:09, 27.04.2011
От себя добавлю, что также знаком с Евгением Павловичем, и описанное выше - правда. Причем, хотелось бы упомянуть еще несколько фактов:
1) Та самая следователь Тюрина, которая сейчас судьей в Советском, настолько подлая, что могла позвонить жене Новоселова в ее (жены) день рождения, и сказать по телефону: "А вы знаете, что у вашего мужа есть любовница?". Благо, жена Евгения Павловича женщина мудрая и она находилась: "Конечно знаю. Правда у него их 3. Вы какую имеете ввиду?". Моментов подлости Тюриной до оправдания Новоселова было много, а теперь эта .... чужие судьбы решает.
2) Когда на Новоселова завели первое уголовное дело, администрация области должна была ему 6,5 млн. рублей, о чем имеется соответствующее письмо замгубернатора. Прошло много лет, а денег он так и не увидел, поскольку, пока шло разбирательство, фирму обанкротили. Куда делись деньги, заложенные в областной бюджет на ремонт ветеранских домов, одному богу и одному папе известно.
avatar
2 bordo60 • 22:30, 27.04.2011
Там долг даже больше 7 миллионов, но эта история, насколько я понял с ветеранскими домами не связана. Они ремонтировались в Омске и Тюкалинске. Должно «Астре» Русско-Полянское МУП ЖХ, намеренно обанкроченное и преобразованное в ООО, которое не является правопреемником МУП и не должно платить по его обязательствам. Поэтому и через суд долг из него вряд ли вытянуть (хотя, может быть, стоит попробовать). Похоже, такое проделано с большинством, а, может, со всеми сельскими коммунхозами: одна из многих афер (и все они гигантских масштабов), которая позволила вывести миллиарды в чей-то общак: наверное, в тот же куда ушли миллиарды украденные из сбербанка, выкопанные по всей области трубы и т.д. и т.п. В принципе – тема для спецрасследования
avatar